Лесоповал добрался до Венца

«Симбирский курьер» — о сносе елей на эспланаде в центре Ульяновска

Теперь пилы взвизгнули над голубыми елями, многие из которых в этой части Ленинского района уже уничтожены.

Повторять доводы, которые власть приводит в обоснование этих своих действий, уже надоело. Тут все та же пресловутая аварийность деревьев, их старость, их болезни, необходимость омоложения зеленых насаждений и проч. Но ели были высажены всего 50 лет назад, а живут они сотни лет. Так с чего они вдруг практически все на Венце заболели и состарились? Приходилось в ульяновской прессе читать, что голубые ели начали сохнуть 15 лет назад (2004 год — год занятия Сергеем Морозовым должности губернатора), и вот экспертные обследования установили, что они больше нежизнеспособны. Но если сразу заметили, что с деревьями что-то не в порядке, почему ничего не предприняли, а ждали часа, когда их можно будет объявить аварийными, бодренько налететь с пилами и снести?

«Симбирский курьер» неоднократно писал, что дело тут не столько в состоянии деревьев (достаточно пройти по центру Ульяновска, чтобы по оставшимся пенькам убедиться: в большинстве своем они были абсолютно здоровыми), сколько в деньгах. На днях к такому же выводу пришла, наконец, «Российская газета» («РГ»), рассказавшая об экологическом беспределе в Саратове. На одних его улицах была произведена так называемая обрезка, оставившая от деревьев безобразные подобия африканских кактусов, другие оголены вовсе, как наша улица Ленина. «РГ» выяснила, что сносить деревья куда выгоднее, чем их, например, высаживать. За снос подрядчику выплачивается с кубатуры. В Саратове это — около четырех тысяч рублей с куба, и чем дерево толще, тем выгоднее его свалить. В Ульяновске расценки, вероятно, еще выше, и говорят о цене сноса одного дерева уже в 20-70 тысяч рублей. Что, как подсчитало издание правительства России, примерно в 30 раз дороже, чем высадить новое дерево.

Но и высадка — вполне прибыльный бизнес

В Саратове, как и в Ульяновске, масса саженцев засыхают в первый же год после посадки, так что их убирают и привозят новые, каждый раз получая за этот мартышкин труд неплохие деньги. И главное: деньги эти, как выяснилось, идут из федерального бюджета. То есть придумано что-то вроде нефтяной скважины, перекачивающей «бабки» из Москвы в карманы местных «лесорубов» и местной номенклатуры. И какая уж тут экология?

«Они так безжалостно ко всему в Ульяновске относятся, как будто и не живут здесь», — удивляются мои знакомые. Так они здесь и не живут! Семьи — по швейцариям и италиям. А кто-то, как благочестивый Михаил Урясов, замахнувшийся было на сквер у ДК УАЗа, на месте которого он хотел соорудить церковь, и сам живет во французской Ницце, где построил на российские деньги школу для своих детей, что-то еще. Круша тут у нас экологию, они обустраивают курорты Лазурного берега и вьют уютные гнезда для себя и своих чад. А здесь действуют как патентованные оккупанты.

Источник:  «Симбирский курьер», автор — Василий Мельник

Фото:  «Симбирский курьер»

Похожие публикации

Глав администраций районов Ульяновска «перемешали»
О новых кадровых решениях рассказал глава города Сергей Панчин

Похожие публикации

Власть направилась в детсад
Губернатор Сергей Морозов предложил сделать дошкольные учреждения бесплатными
  Подписаться  
Уведомление о