Кучиц, Гашков и Дадианов ведут важнейший региональный орган исполнительной власти к новым скандалам

Слева направо: Александр Гашков, Сергей Кучиц, Андрей Дадианов

Министерство здравоохранения Ульяновской области 2.0 и его руководители постморозовского, то есть новейшего периода правления 2021-2022, взяли курс на полную закрытость отрасли и бескомпромиссную защиту нечистых на руку главврачей. Чиновники регионального минздрава и руководители медучреждений удачно оказались в одной команде по планированию, распределению и контролю за расходованием сотен миллионов рублей федеральных бюджетных средств, выделяемых Ульяновской области на борьбу с коронавирусом. Являясь главным распорядителем государственных денег по отрасли, высокопоставленные должностные лица профильного министерства фактически перевоплотились из контролеров в юридическую службу при каждой больнице, без разбора защищая каждого главврача, который уполномочен подписывать многомиллионные контракты на поставку дорогостоящего оборудования и медицинских препаратов. Это, в свою очередь, привело к ухудшению дисциплины руководства больниц, значительному снижению качества оказываемых медицинских услуг и массовому недовольству граждан. По тысячам жалоб, поступающим в минздрав от ульяновских пациентов, не находят подтверждения изложенные в них факты. По сути это отказы в оказании квалифицированной медпомощи, отказы в обеспечении лекарственными препаратами и расходниками, а также грубость со стороны медперсонала.

Источники Simbirsk.city сообщают, что ключевую роль в кадровой политике минздрава, а также контроле за госзакупками и лицензированием исполняет Андрей Дадианов. Чиновник Дадианов попал в минздрав с 2020 года, начав работу с должности начальника отдела по экономической безопасности и противодействию коррупции и за полгода с небольшим быстро поднялся до заместителя министра. На сегодняшний день господин Дадианов занимает пост статс-секретаря министерства здравоохранения — заместителя министра здравоохранения Ульяновской области. До перехода на госслужбу Дадианов являлся управляющим ООО «Мед-Профи» — известная среди бюджетников частная клиника, где проходят медосмотры многие работники государственных учреждений. Передвигается статс-секретарь на дорогом автомобиле премиум-класса «Volvo», который он демонстративно паркует перед окнами минздрава.

 

По некоторым данным, именно в его руках сосредоточена значительная власть областного минздрава. Кстати, именно через «Мед-Профи» без каких-либо оснований идет рекрутинг сотрудников для медицинской отрасли. Соответствующие объявления находятся в открытом доступе. То есть разницы между обществом с ограниченной ответственностью и органом исполнительной власти для таких госуправленцев, как Дадианов, нет.

Относительно публичный сектор возложили на Александра Гашкова, который является номинальным руководителем ведомства, исполняющим обязанности министра. Гашков перешел на работу в минздрав с должности главврача Новоспасской ЦРБ. За время работы отличиться ничем не успел, поскольку не дал ни одного повода подумать о его самостоятельности. И.о. министра выбрал тактику максимальной выживаемости, избегая принятия любых значимых управленческих решений, избегая конфликтов и ограничиваясь исключительно официальными сухими формулировками.

Александр Гашков и Алексей Русских

Серым кардиналом отрасли здравоохранения в Ульяновской области выступает соратник Алексея Русских по его работе в столице, заместитель председателя правительства Ульяновской области Сергей Кучиц. Недолгое время Кучиц занимал должность замминистра здравоохранения с прицелом на министра, но изучив опыт предшественников, в основном оказавшихся на скамье подсудимых, он напрочь отказался от «проклятого» кресла и предпочел управлять отраслью из кабинета зампреда.

Таким образом, политика министерства здравоохранения в настоящее время реализуется тремя ответственными лицами: Сергеем Кучицем, Андреем Дадиановым и Александром Гашковым.

На переднем плане — Алексей Русских и Сергей Кучиц

Вышеупомянутые госменеджеры пока свою эффективность доказать не смогли. Напротив, все достижения можно указывать со знаком «минус». Минздрав работает в формате закрытого госучреждения, независимые СМИ не могут оперативно получить комментарий. Заявления официальных лиц министерства по критическим публикациям отсутствуют, если только тема не прорвалась в социальные сети. Позиция ведомства всегда оглашается анонимно, без указания спикеров.

Ни Кучиц, ни Гашков, ни Дадианов не берут на себя ответственность за ситуацию в отрасли и предпочитают не становиться субъектом общественного порицания

В качестве примера можно привести официальное заявление минздрава от 30 ноября, где пиар-служба ведомства обезличенно разместила ответ на нашу публикацию о нехватке лекарственных препаратов в ковидном госпитале Центральной горбольницы Ульяновска. В своей новостной сводке представители министерства частично признали отсутствие лекарства, однако, сообщили, что «закупка препаратов проводится медицинским учреждением самостоятельно».

При этом заявлений от главврача ЦГКБ Ульяновска Ильи Мидленко не последовало, руководитель больницы посчитал излишним реагировать на критичные публикации в СМИ. Нежелание Мидленко обозначить свою позицию связано отнюдь не с отсутствием времени, поскольку сам главврач находит возможность в рабочее время судиться по личным вопросам с органами государственной власти. Так недавно, главврач Мидленко победил в суде департамент министерства семейной, демографической политики и социального благополучия Ульяновской области. При это одним из участников данного судебного разбирательства были органы опеки, что говорит о предмете разбирательства, где возможно решалась судьба несовершеннолетнего. Победа Мидленко в суде над департаментом можно считать большой удачей, поскольку любой иной главврач мог бы поплатиться своей должностью за столь дерзкое поведение. В местным телеграм-каналах господина Мидленко относят к представителю влиятельной группы, которая контролирует потоки средств, направляемых на COVID-закупки. Это позволяет диктовать свои правила в том числе новоиспеченным менеджерам минздрава.

Политику двойных стандартов министерство здравоохранения также усиленно демонстрирует. С одной стороны, чиновники сообщают, что закупка медпрепаратов и кислорода осуществляется больницами самостоятельно, с другой стороны – минздрав в режиме реального времени отслеживает публикации в СМИ и едва ли не заранее, до проведения хотя бы имитации конкурсных процедур, сообщает, с кем больница будет заключать многомиллионные контракты.

Осенняя волна пандемии коронавируса показала, что запасы медицинского кислорода в ковидных госпиталях Ульяновской области незначительны и есть риск его нехватки. Об этом сообщал губернатор Алексей Русских. Родственники погибших пациентов говорили о том, что их родные жаловались на сниженный поток кислорода, интенсивность подачи которого временами кардинально менялась.

Поэтому потребность в медицинском кислороде в текущей ситуации является одной из самых важных стратегических задач, которая должна решаться в первостепенном порядке. Учитывая официальную позицию чиновников минздрава о том, что больницы самостоятельно планируют и закупают лекарства и оборудование, на главврачей и их заместителей возложена колоссальная ответственность за бесперебойное материально-техническое обеспечение больниц всем необходимыми медикаментами для лечения больных. Руководители лечебных учреждений обязаны нести персональную ответственности за все этапы торгов на поставку лекарств и оборудования. Однако этого не происходит.

Буквально несколько дней назад главврач ЦКГБ Ульяновска Илья Мидленко оказался в центре очередного скандала. Больница сорвала торги по закупке более 1000 тонн медицинского кислорода, который предназначался для лечения пациентов в период с я января по 30 июня 2022 года. Аукцион на сумму более 27 млн руб признали не состоявшимся ввиду того, что никто из поставщиков не откликнулся на запрос ЦГКБ Ульяновска.

Илья Мидленко

Такой итог торгов на столь значительную сумму мог получиться в результате недостаточного изучения рынка контрагентов, заведомо невыгодного предложения начальной максимальной цены контракта, недостаточной квалификации персонала ЦГКБ вследствие неграмотной кадровой политики главврача. Не стоит также исключать коррупционный фактор, ведь отсутствие желающих заключить договор на сумму более 27 млн руб также выглядит весьма подозрительно.

Ситуация частично прояснилась после реакции минздрава на статью о закупках кислорода. Буквально через 40 минут после публикации материала о срыве аукциона на поставку кислорода в ЦГКБ Ульяновска в аккаунтах министерства вышел обезличенный пресс-релиз, в котором неизвестные лица ведомства сообщили, что информация о срыве госзакупки кислорода недостоверна. В этом же тексте минздрав заверил, что «для обеспечения пациентов ЦГКБ кислородом в январе-феврале 2022 года 17 декабря 2021 года будет заключён контракт с компанией ООО «Линде Газ». В указанный период компанией будет поставлено 700 тонн кислорода, по 80 тонн в неделю».

При этом министерство не уточнило в рамках какой процедуры будет осуществлена поставка кислорода. Учитывая тот факт, что поставщик уже известен, а также известна дата заключения контракта, то закупка будет осуществлена по статье 93 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Вероятно, речь идет о пункте 9, когда закон позволяет осуществлять закупку товаров, работ, услуг при необходимости оказания медицинской помощи в неотложной или экстренной форме либо вследствие аварии, обстоятельств непреодолимой силы. В таком случае можно миновать аукцион, но закон делает оговорку, такой способ возможен только в случае нецелесообразности временных затрат на проведение конкурентных торгов.

Таким образом, нерасторопность и неумение главврача Ильи Мидленко вовремя организовать и провести торги на поставку кислорода может быть замаскировано региональным минздравом, как нецелесообразность временных затрат в условиях обстоятельств непреодолимой силы. Если это действительно так, то чиновники минздрава и главврач могут поплатиться не только собственной репутацией, но и свободой. Если региональное управление Федеральной антимонопольной службы выявит данные нарушения, то непременно встанет вопрос о целесообразности выгораживания интересов главврача, который дотянул проведение аукциона по закупке тысячи тонн кислорода до конца года, а затем его провалил, подставив тем самым под значительный риск пациентов ковидного госпиталя Центральной городской клинической больницы.

Редакция Simbirsk.City просит обратить внимание на публикацию представителей контролирующих органов и дать правовую оценку возникшей ситуации не только в отношении руководства ЦГКБ Ульяновска, но и в отношении чиновников регионального минздрава, которые заведомо знали наименование поставщика 700 тонн кислорода на следующий день после неудачного результата торгов.

Сергей Никонов, Николай Петров

Фото и видео из открытых источников