14 сентября в областной детской больнице умер девятилетний мальчик, третьеклассник из Барыша

Симбирский курьер: «Аппендицит неизлечим?»

В его родном городе ему удалили аппендицит, однако ребенку стало только хуже – и его привезли в Ульяновск.

Как сообщил минздрав области, ребенка прооперировали в тот же день. 13 сентября у мальчика повысилась температура, началась рвота. На машине «Скорой помощи» его экстренно доставили в областную детскую клиническую больницу, но реанимационные меры не помогли – ребенок умер.

— Проводятся судебно-медицинская экспертиза и служебная проверка. По предварительной информации, причиной смерти стал абдоминальный сепсис, — прокомментировал произошедшее министр здравоохранения области Сергей Панченко, принеся соболезнования родным и близким ребенка.

Позже в минздраве сообщили, что первоначально ребенок лечился дома, и только потом был доставлен в Барышскую районную больницу.

Следственный комитет также проводит проверку по факту смерти ребенка.

Автор сообщения в Facebook – публикуется под ником Леха Ульяновский – сообщил в СМИ, что в областной больнице в это время лежал с аппендицитом его сын. Мальчика из Барыша готовили к операции в их присутствии. И родители ребенка рассказали, что в Барыше нет даже возможности делать УЗИ и нет простейших лекарств.

— Родители говорят – в больницах районных толком ничего нет, посему диагностировать на месте врачи не смогли. Лекарств – минимум. Пока из Барыша везли в Ульяновск – ситуация еще хуже была в пути… температура, постоянная рвота, – написал блогер в Facebook.

Как правильно отмечают в соцсетях, крайними в ситуации могут сделать врачей. Однако проблема куда глубже – в самой системе, которую не спасет, судя по всему, даже громкое уголовное дело в ульяновском здравоохранении. Барыш – это не село, в котором 200 дворов. Это четвертый по населению город Ульяновской области. Но даже такие крупные районные больницы уже давно перестали выполнять свою основную функцию – когда-то все ужасались, что в регионе закрываются роддома, но теперь люди не могут сделать в ЦРБ такие простые процедуры, как УЗИ, рентген, нет возможности сходить к офтальмологу и так далее.

Врачи узкой специальности на селе – большая редкость; хирурги – тоже, особенно с учетом отсутствия у них необходимого оборудования. И если раньше людям приходилось ехать из отдаленного села в районный центр, чтобы получить необходимую медицинскую помощь – и это считалось проблемой, — то теперь в дальний угол стараются задвинуть проблему, когда люди едут, например, из Базарного Сызгана в Инзу, чтобы сделать флюорографию, или из Барыша везут ребенка в Ульяновск, чтобы справиться с аппендицитом… Тотальная оптимизация, которая привела к тому, что крупные лечебные учреждения в районах превратились в заштатные лечилки.

Очень хочется верить, что после случая с мальчиком из Барыша проверку проведут не только в этом городе. И ограничатся не только проверкой, но и реальными действиями. Системными.

Потому что в XXI веке дети не должны умирать от аппендицита, как правильно заметили в соцсетях.

Причем проблема настолько глубока и многослойна, что в ее решение верится с трудом. На сайте Областного центра занятости (ныне – Агентство по развитию человеческого потенциала и трудовых ресурсов) по запросу «врач» обнаруживается 257 вакансий и 554 вакантных мест. Очень много вакансий в районах. Есть места с достойной оплатой труда (заявленной, по крайней мере). Но врачи не хотят ехать в районы, потому что жизни там все меньше и меньше. Потому что в том числе они не могут быть уверены, что их дети получат качественную медицинскую помощь в новой больнице. Потому что они не уверены в получении ими качественного образования. Потому что в целом уровень жизни там все ближе к ужасу.

Источник: Симбирский курьер, автор — Степан Горин

Фото: Simbirsk.city