Simbirsk.city

Создатель Ундоровского палеонтологического музея Владимир Ефимов объяснил, за что его уволили

Ученый объяснил, как был уволен из созданного им музея, зачем нужны голотипы и причем здесь еще не созданный Геопарк.

Владимир Михайлович Ефимов

Владимир Ефимов, создатель Ундоровского палеонтологического музея.

23 октября — последний день работы в Ундоровском палеонтологическом музее кандидата геолого-минералогических наук, известного учёного Владимира Ефимова. Региональный минкульт расторг с ним контракт: соответствующее распоряжение подписала министр искусства и культурной политики Ольга Мезина.

Ундоровский музей основал в 1985 году сам Владимир Михайлович — сначала заведение было при местной школе, затем получило статус народного музея, а с 1991 года стало филиалом Ульяновского областного краеведческого музея. В 2014 года ундоровцев отправили в «свободное плавание» — сейчас это самостоятельное ОГБУК. Основа коллекции музея — экспонаты, собранные самим Ефимовым. В их числе уникальный ундорозавр — новый вид ихтиозавров, найденный в толще волжского берега.

Владимир Михайлович Ефимов рассказал Simbirsk.City детали случившегося.

— Как вы узнали о том, что контракт с вами расторгли?

— Позавчера меня попросили приехать в минкульт, подписать какие-то бумаги. Я подумал, что контракт продлили, значит, бумаги связаны с перспективами создания у нас Геопарка и строительством музея. А в них оказалось, что меня увольняют с 23 октября. Я дождался Мезину в приемной, попросил её хотя бы объяснить, почему. Она ответила, что ничего не знает, спешит, и если мне нужно поговорить, чтобы я записался на завтра. Вернулся в Ундоры, а в музее уже работает комиссия. Я дал команду вывезти то, что не принадлежит музею. В итоге сейчас музей развален полностью.

— Что было дальше?

— Вчера меня снова вызвали в минкульт для разговора. Собралась небольшая комиссия. Мне вручили грамоту, подарки, книжки — так обычно делается, когда человека провожают, говорят об его заслугах, неважно, были они или не были. После этого Мезина сказала: «Владимир Михайлович, вы известный ученый, мы бы хотели с вами переговорить о дальнейшем сотрудничестве в качестве консультанта по науке».

Я спросил, с чем связано то, что со мной не продлили контракт? Может в музее какие-то ляпы были, может что-то не выполнил? План по доходам мы выполняли постоянно, мероприятия, экспедиции, статьи — всё это было. Мне ответили: в связи с тем, что губернатор решил создавать Геопарк, требуется очень много сил. Я человек пожилой, а потому на моё место хотят молодого, энергичного человека, которому я буду помогать.

Я ответил, что мне это кажется не совсем приличным. Я и сам пока в состоянии справиться. Сказал, что вряд ли они найдут в регионе человека, который мог бы разбираться в палеонтологии лучше меня. Я посвятил этому 40 лет, знаю что такое Геопарк, как его нужно делать. И найти кого-то на это место в Ульяновске и, тем более, в Ундорах будет практически невозможно.

Но в ответ мне было сказано, что это решённый вопрос.

Владимир Ефимов в Ундоровском палеонтологичеком музее

Владимир Ефимов в Ундоровском палеонтологическом музее.

Я высказал своё мнение: или вы продлеваете со мной контракт, и я восстанавливаю музей, или музея палеонтологического не будет. Мезина ответила, что «музей мы в любом случае построим, вне зависимости от вашего желания». Я пояснил, что музей — это не только стены, но и содержимое. А экспонаты, которые в нём находятся, я собирал 40 лет, за свои деньги, в свободное от основной работы время.

В числе этих экспонатов — так называемые голотипы, эталон нового вида, уникальные по содержанию. Они были найдены в 70-80 годы, когда в Ульяновской области ещё не было палеонтологического заказника. На эти эталоны равняются, они должны храниться в государственном музее.

Я неоднократно предлагал губернатору и министерству культуры передать образцы в музей при условии достойного хранения. Но это предложение так и осталось без ответа. Поэтому я был вынужден на собственные деньги построить хранилище и лабораторию: голотипы хранятся у меня. Если у меня сейчас не решается вопрос с ундоровским музеем, я продаю их в центральные заведения. У меня есть несколько предложений от палеонтологического института, музея Вернадского, Казанского музея естественной истории, где мы делали залы. Они готовы принять голотипы для своих эталонных коллекций.

А если голотипов не будет, блистать будет нечем. Именно на эти эталонные образцы к нам приезжают и учёные, и туристы. Я сказал, что время решить вопрос ещё есть, поблагодарил, отказался от подарка и ушёл.

— Правда ли, что вчера в Ундорах в музее побывала полиция?

— Да. В музее я встретил «карательную экспедицию» во главе с директором Художественного музея Сергеем Ждановым. Члены комиссии занялись описью экспонатов. Тут же приехали представители антикоррупционной комиссии и УВД. Я спросил: вам заняться нечем больше, кроме как попугать Ефимова? Они сказали, что им позвонил Жданов, якобы в музее есть нарушения и исчезло больше половины образцов.

Я говорю: у меня акт передачи этих образцов, которые являются моими, на временное хранение, в музей. Теперь же мы их изъяли назад, по акту возврата.

Нас продержали в музее до половины 11-го вечера. Опечатали дверь, теперь мы не можем войти в кабинет, связи нет — компьютер там. Сегодня комиссия должна описать фонды. Музей сейчас не работает.

Я думаю, что найти массу недочётов можно практически у любого. Где-то билетик не так продал, камешек не отметил. На меня можно написать что угодно. Вопрос в том, будет ли дальше существовать музей, и в каком состоянии.

Опечатанный кабинет в Ундоровском палеонтологическом музее.

Опечатанный полицией кабинет в Ундоровском палеонтологическом музее.

— Как шло финансирование Ундоровского музея?

— Нам выделяли деньги на зарплату (они у нас минимальные, 10-12 тысяч рублей), на коммуналку — 180 тысяч в год и на бензин. Ни на научные разработки, ни на экспозицию не было ни копейки. Мы выполняли план по дополнительным доходам. В прошлом году заработали 257 тысяч рублей. Но минкульт из этих денег заплатил нам за коммуналку. Мы планировали себе компьютер приобрести, мебель. Все, что есть в музее сейчас, куплено мной: в санатории я приобрёл списанную мебель — столы, стулья, компьютер. Людям ведь надо было где-то работать.

Думаю, одна из главных причин моего увольнения — то, что я постоянно задавал вопрос: «Где деньги, Зин?». Почему заработанные нами средства, которые мы хотели пустить на развитие, ушли на коммуналку? Значит, деньги из бюджета, которые предназначались на коммуналку, использовали куда-то еще? И так было постоянно. В 2014 году нас сделали самостоятельными, и мы успели лишь на свои деньги заменить окно и новую дверь на вход, приобрели пару образцов хорошей обработки.

В минкульте я говорил: вы деньги нам не выделяете, пусть. Но хотя бы не мешайте нам использовать по назначению то, что мы заработали.

— Получается, назвать вас неэффективным управленцем точно нельзя: четверть миллиона — хороший заработок для сельского музея.

— У нас план посещений — 18 тысяч человек в год. Как сделать, чтобы в Ундоры приехало такое количество? К нам реально приезжает 7 тысяч. А остальные получаются за счет наших выездных мероприятий — это выставка «Большая Волга», фестиваль «Фрегат Паллада» и так далее. В этом году из запланированных 12-ти мероприятий мы уже сделали в 5 раз больше — каждый месяц по 4-5 выездов. Но на это нам нужен бензин, машине УАЗу 25 лет, она сыпется, надо ремонтировать.

Ундоровский палеонтологический музей.

Ундоровский палеонтологический музей.

— Что должен был включать в себя Геопарк?

— Прибрежную полосу и прилегающую к ней землю, 500 метров.  Создать Геопарк надо было давно. Обрывы, которые идут от Татарстана до Жигулевска сложены так, что содержат в себе геологическую информацию на протяжении 200 миллионов лет. Подобная информация на территории Европы просто стерта, а нам повезло, этот «архив» сохранился. Но он каждый год уничтожается Волгой. Мы, служители музея, должны вовремя эту информацию собрать, проанализировать, показать.

В наших пластах содержатся уникальные находки — например, новое семейство ихтиозавров — ундорозавры. Оно послужило основой для появления нижнемеловых ихтиозавров, считается, что именно на нашей территории они эволюционировали и расселились по всей территории Земли.

Геопарк  привлекателен не только для учёных, но и для туристов. Мы это направление пытаемся развивать, но статус ЮНЕСКО значительно повышает статус региона. Инвесторы, приходящие в регион, будут брать на себя обязательства, связанные с культурным развитием территории.

Пример уже есть: китайцы, которые намерены построить цемзавод в Теренгульском районе, вроде бы уже обязались выделить около 40 миллионов на строительство ундоровского музея. И вот после этого и появилось: «Извини, ты староват, а мы найдем нового директора».

От меня ранее просили информацию, какие площади для нового музея нужны. Я все расписал для областных архитекторов, у них всё это прописано в дорожной карте. Предоставил все материалы, и меня решили убрать.

— Геопарк — главная причина?

— В минкульте это и не скрывают. Мне так и заявили: в связи с тем, что в Ульяновской области планируется создание Геопарка, нам нужен молодой активный руководитель. Моя активность их не устраивает.

— И кто может занять ваше место?

— Возможно, Жданов. Он уже намекал на это вчера, в разговоре с коллегами: «Закроем музей на ремонт, после нового года откроем»… Очень своеобразная личность, он увлекается симбирцитом, лет 5 уже скупает это изделие у теневых производителей, реализует через магазин в Москве. А основные нити здесь завязаны на музей — палеонтологический заказник, месторождение симбирцита, само название.

— В прошлом году СМИ опубликовали ваше письмо, в котором вы написали, что «подвергались прессингу со стороны регионального Минкульта, который создается непосредственно министром Ившиной Т.А». Может ли быть ваше увольнение продолжением этой истории?

— Конечно. Мезина — это продолжение Ившиной. Она просто выполняет определенные  функции. Ещё недели 2 назад была у нас в музее, чуть не обнимала, говорила, давайте всё решать мирно. Но, как видите, мирно не вышло.

Беседовала Виктория Чернышева

Фото: Виктория Чернышева / Simbirsk.city

Комментарии

  1. Роман
    20.10.2017 at 18:36

    Верю ему

  2. Аноним
    20.10.2017 at 18:52

    Крайне глупое решение. Значит миллионы кому-то нужнее

    • Аноним
      20.10.2017 at 19:42

      Кто-то уже душу продал этим китайцам

  3. Аноним
    20.10.2017 at 18:52

    Ившина с Мезиной мрази бессовестные

  4. Аноним
    20.10.2017 at 20:27

    А с чего это китайцам какой-то музей создавать. Опять вешают лапшу на уши, лишь бы завод вбухать в Тереньгульском

  5. Анна
    20.10.2017 at 22:33

    Не стыдно выгонять основателя музея? Мужик с нуля все создал, кровью и пОтом все заработал, а мразота в виде этой Мезиной похлопывает по плечу, даёт грамоту и провожает фактически на @уй единственного понимающего в палеонтологии человека? Ульяновск, создавайте петицию. Науку давят!

  6. Искандер
    20.10.2017 at 22:42

    Да, ребята! Позарившимся на ДЕНЬГИ да воздастся по заслугам! Исследованиями и заботой о Геопарке здесь и не пахнет. Может потому , что деньги не пахнут…

  7. Дьявол
    21.10.2017 at 18:41

    Мезина с Ившиной будут гореть в аду

  8. Человек
    21.10.2017 at 19:29

    Какой же позор и стыд

  9. Аноним
    21.10.2017 at 22:30

    Губернатор, вмешайтесь

    • Юрий Тайров, главбух, палеонтолог-любитель,60 лет, г. Саранск
      23.10.2017 at 14:48

      Губернатор уже вмешался, стыдливо прячась за женскими фамилиями. Развалили музей, тем и прославились.ГЕРОСТРАТЫ от культуры.

  10. Михаил Сергеевич
    22.10.2017 at 16:24

    Ефимов — это гордость Ульяновской науки. Таких людей на руках надо носить

    • АЛЕКСАНДР
      22.10.2017 at 21:48

      Владимир Михайлович! Дай Бог Вам вынести всё то подковёрное злодейство, что обрушилось на Вашу душу и Ваше благородное дело. Давненько уж Вас зная, пользуюсь случаем сообщить всем лицам из чиновничьего сословия, что в практическом деловом смысле палееонтолог В.М. Ефимов есть тот КОНЬ великого музейного дела, который всех прочих коней ПЕРЕСКАЧЕТ, и как бы те ни были деловиты. Он просто всех их сильнее. Перед ним со всей безусловностью надо извиниться, хотя это обыкновенно претит гражданам, посаженным в высоко поставленные кресла. Само же дело увольнения Ефимова представляет пример элементарного малокультурия, так поразившего сословие наших высших культурных начальников, что серьёзная инициатива снизу, откуда нибудь из подчинённых учреждений может стоить деятелю культуры места, вплоть до запрета работать в этом учреждении. Великолепно это зная, подписываюсь псевдонимом.

  11. Анна
    22.10.2017 at 23:02

    К сожалению, типичная история. Как только любое дело начинает хорошо идти, сразу появляются якобы молодые и энергичные, которые смогут работать лучше. На самом деле они быстренько прибирают к рукам денежные потоки. Ни о каких исследовательских работах и создании чего-то реально хорошего речи даже и не пойдет! Все просто разворуют и угробят. Вот матом, к сожалению, ругаться не могу.

  12. Юрий Тайров, главбух, палеонтолог-любитель,60 лет, г. Саранск
    23.10.2017 at 13:45

    « — Алло! Здравствуйте! Это прачечная?
    — Х…ячечная! Это Министерство культуры!» (Анекдот).

    К сожалению, это реальность. Увольнение Ефимова В.М. равнозначно закрытию Ундоровского палеонтологического музея. Это факт.
    Владимир Михайлович Ефимов очень неудобный человек для Министерства культуры. Он регулярно их теребил, просил деньги на развитие, на приобретение мебели, оргтехники, заставлял их шевелиться, работать. Конечно, чиновники привыкли кого-то контролировать, а когда с них что-нибудь спрашиваешь, ту же мебель, оргтехнику для работы, сразу становишься им неудобным, и они всячески стараются избавиться от тебя и при этом соблюсти нормы трудового права.
    А вы вот попробуйте создать что-либо с нуля, на голом энтузиазме. А ведь Владимир Михайлович собственноручно буквально с кувалдой в руках освобождал окаменелости от породы, потом аккуратно и тонко их препарировал, консервировал, хранил сначала в подвале санатория, потом выставил их в школьном музее, пока не добился части помещений в жилом доме для музея. Чтобы доказать чиновникам уникальность местности и необходимость создания здесь палеонтологического музея требовались огромные усилия и нервы.
    Потом опять нервы и здоровье, чтобы сберечь от разграбления уникальный Городищенский разрез и создать здесь Ульяновский и Сингилеевский палеонтологические заказники-памятники природы.
    Кстати, культура всегда была дотационной сферой. И в трудные времена закрывали в первую очередь именно учреждения культуры. Уже сейчас Министерство культуры РФ признало, что в стране закрываются более 1000 (тысячи) библиотек в год. Недаром Ефимов В.М. принес в музей из дома мебель и оргтехнику. А с него требуют еще и развитие. Что??? Нужно было еще что-то принести из дома на развитие?
    А вы представьте себе, что с вами заключают трудовой договор только на 3 (три) месяца, и неизвестно, будет ли с вами продляться контракт. И в таком подвешенном состоянии ждать от человека какого-то развития глупо и смешно! Это издевательство!
    Непонятно, увольнять-то зачем надо было директора музея? Ну создали Геопарк, ну нашли нового лояльного директора — своего парня для этого проекта. Ундоровский палеонтологический музей мог бы входить в него как самостоятельное структурное подразделение, так же как и другие подразделения (палеонтологические заказники, кафе, гостиницы и др.).
    В июне-августе 2017 г. под руководством Ефимова Владимира Михайловича я был в составе его палеонтологической экспедиции по Республике Мордовия, Нижегородской области и на Курской магнитной аномалии. Случалось, ночевали в палатках. И я воочию видел, как он ловко орудует кувалдой, круша пустую породу, потом нежно геологическим молотком извлекает окаменелость, тут же определяет возраст и наименование ископаемого организма. Здоровье у него отменное! Тьфу-тьфу. Это точно КОНЬ!
    Ульяновцам очень повезло, что у них есть, извините, был такой замечательный палеонтологический музей, и живет Ефимов В.М. — энтузиаст своего дела. Повезло и мне, успевшему побывать в этом музее. Конечно, такому музею нужно было не мешать работать, а всячески помогать. Ведь Ундоровский палеонтологический музей является визитной карточкой не только села Ундоры, но и всей Ульяновской области и Среднего Поволжья! По истине, что имеем, не храним, потерявши плачем.
    Ундоровский палеонтологический музей – жемчужина Среднего Поволжья и его нужно обязательно сохранить. А без Ефимова В.М. пока это невозможно!

  13. Стасян
    23.10.2017 at 20:52

    Все просто, на строительство музея выделят деньги и чтобы их разложить по своим карманам им нужен свой человек! Вот и двигают добросовесьного человека в сторону, мол помоги нам на стороне, а мы тут сами хозяйство наведем! 😡

  14. Ваня
    25.10.2017 at 22:31

    Твари.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.