Simbirsk.city

Сергей Гогин про ‘упоротого’ кота в контексте идентичности Ульяновской области

Очевидно, вы обратили внимание на появление около Центрального дома быта странного существа, похожего на кота, обнимающего цветочный шар (или мяч?) или прыгающего за ним. Шерсть этого животного сделана из искусственного волокна. Сначала кот был голый, потом городские дизайнеры решили нарядить его в топик, при этом нижняя часть фигуры осталась в пренебрежении. Во всяком случае, родители, имеющие детей любознательного возраста, наверняка испытают затруднения, если ребенок спросит их: это кот или кошка?

упоротый кот

Мало того, у этого зверя непропорционально вытянутая фигура и несообразной величины части тела. Задние ноги так и хочется назвать окорочками, и передние, и задние конечности вдвое длиннее, чем спина. Если зайти сзади, то обнаружится, что вместо подушечек лап у него – металлические штыри, отчего кажется, что у кота – не лапы, а копыта. А из-за странного выражения лица, то есть морды, кота так и хочется называть «упоротым» – по аналогии с «упоротым лисом».

Появление этой фигуры на главной улице города вызывает множество вопросов. Главный из них – считают ли городские дизайнеры, а также руководство города, что «упоротый» кот – украшение города? Или у этого объекта другое назначение? Например, пугать детей: «Не будешь есть манную кашу, отдам коту». А может, кот призван продемонстрировать успехи импортозамещения, ведь, как сообщили в пресс-службе мэрии, он был целиком и полностью сделан специалистами городского центра по благоустройству, причем с минимальными затратами: средства ушли только на материалы (а то, что на дизайн фигуры не было потрачено ни копейки, видно и так – по выражению глаз этого кота).

Я честно пытался выяснить у специалистов МУП «Городской центр по благоустройству и озеленению г. Ульяновска», какими эстетическими или идейными соображениями руководствовались создатели этого объекта. Меня также интересовала, в чем общая идея размещения в центре города так называемых топиарных фигур, изображающих животных (лев, конь, медведь, белка, еж, слон, лось)?

Лучше и полнее всего могла бы об этом рассказать начальник отдела внешнего благоустройства и ландшафтного дизайна этого центра Ольга Дерябкина, которая ежедневно занимается подобными вопросами по долгу службы, но она сказала, что без разрешения своего руководства ничего говорить не будет, и переадресовала меня к директору Центра Геннадию Моргунову. В течение недели директор был для комментария недоступен и по оставленному для него телефону не перезвонил. Его секретарь сказала, что он с утра до вечера проводит совещания. Таким образом, городские чиновники продемонстрировали классический вариант ухода от общения с прессой. Вот вопросы, которые я собирался задать г-же Дерябкиной и г-ну Моргунову:

– Считаете ли вы кота (или это кошка?) в центре города эстетически привлекательным? Кто автор этого шедевра? Почему он размещен именно на улице Гончарова? Вы считаете, что ему место именно там?

– В чем ландшафтная концепция кота? Как она соответствует сегодняшнему дню, актуальным тенденциям урбанистического дизайна? Почему это именно кот, а не бегемот или тушканчик?

– Как все топиарные фигуры с изображением животных соответствуют имиджу центральной части города? В какую из имеющихся идентичностей они встраиваются? Эти животные должны продемонстрировать мощь Ульяновска как авиационной столицы? Транспортной столицы? Города на Волге? «Красного маршрута»? Родины Ленина? Родины Гончарова или Карамзина? Культурной или литературной столицы? Родины Колобка?

– Как происходит процесс выбора места для размещения фигур, кто это решает и кто утверждает проекты размещения? А в случае с котом? Кем был согласован эскиз «упоротого» кота? Вызвал ли он споры или хотя бы возражения?

– Как происходил выбор топиарных фигур? Почему были выбраны именно звери и именно в таком количестве? Что было первичным – замысел или цена? Считаете ли вы удачным размещение этих животных на территории Ленинского мемориального комплекса, имеющего законченное архитектурное решение? Или вы исходили из того, что дедушка Ленин любил детей и животных?

Подчеркиваю: я ежедневно почти в течение недели звонил в приемную г-на Моргунова, желая выслушать его точку зрения, но безуспешно. Зато теперь у руководства центра не может быть ко мне претензий по поводу того, что я чего-то не понял, в чем-то не разобрался или что-то переврал. Из всех доступных мне источников для репортажа мне оставили лишь собственное наблюдение и мнения сторонних экспертов, на основе которых я и буду строить свои суждения.

Итак, я считаю, что «упоротый» кот выглядит на столько, сколько на него потратили денег, то есть – дешево. Это – убогий мещанский китч, дурновкусие в его предельном выражении, и если кот соответствует статусу Ульяновска как культурной столицы, то придется признать: что-то неладное либо с котом и его создателями, либо с культурной столицей. Проверить это можно будет очень скоро: в сентябре в Ульяновске состоится очередной международный культурный форум, и его участников обязательно надо будет сводить на экскурсию к коту. На фоне этого объекта хорошо читать лекции на тему: «Упоротость в культуре как ресурс модернизации городов трудовой славы». Не сомневаюсь также, что «упоротый» кот будет способствовать победе Ульяновска в очередном конкурсе на самый благоустроенный город.

Что касается топиарных фигур, то, как рассказали в пресс-службе, каждая из них стоит от 20 000 до 30 000 рублей. Причем они смогут прослужить как минимум семь лет: на зиму их отправят на хранение, чтобы выставить на следующий год, так что они еще успеют нам надоесть. На мой взгляд, их эстетическая ценность сомнительна (вглядитесь хотя бы в отпугивающие морды ежа, белки или медведя, простирающего лапы к небу словно в молитве). Топиарные фигуры могут быть хороши и уместны в определенном контексте, лучше всего – на специально выделенной для них территории, где они образуют тематический парк или сад. Это отличная идея для дачи. Лучше всего они смотрятся, если формируются из живых вьющихся растений на специальных каркасах или создаются из специальных пород кустарников путем формовки. Пластиковые фигуры, которые выставили в Ульяновске, выглядят провинциально, особенно в идеологическом окружении мемориального комплекса.

упоротый кот 6

Председатель Ульяновского регионального отделения Союза дизайнеров России, руководитель Центра прикладной урбанистики Елена Логинова считает, что зеленые скульптуры под открытым небом в парке – это могло бы быть интересно, это даже могло бы приносить доход. А вот расставлять их вдоль дорог – это неправильно. «Зеленые фигуры рядом с флагштоками на площади 100-летия Ленина и мемцентром – раздражают, – говорит она. – Если в этом место сконцентрирована государственная символика, то нельзя, чтобы львенок и черепаха оттягивали на себя внимание. Важно учитывать, какое назначение имеет место, какая у него смысловая нагрузка. Поставишь черепаху – и от символики ничего не осталось».

Логинова считает, что эстетика должна быть продуманной, а в оформлении Ульяновска мало здравого смысла. В частности, цветы в металлических горшках вдоль дорог, установленные выше уровня взгляда водителя, бессмысленны. Эксперт говорит, что ни о какой региональной идентичности никто не задумывался: «Зеленым скульптурам надо искать особое место в городской среде, а для этого город надо знать и понимать. Да, простой человек, может быть, рад, когда появляется что-то, с чем можно «сфоткаться». Но у города другая задача, другой уровень. Здесь важны место и время: размещая фигуры, важно понимать – для чего, какой будет результат. А у нас сейчас все хаотично: деньги были, мы их освоили, а зачем и на что – непонятно».

Аналитик, сотрудник экспертно-аналитического управления областной администрации Сергей Прозоров, напротив, считает, что зеленые фигуры не имеют никакого отношения к региональной идентичности, и вписывать их в идеологический ландшафт не обязательно: «Художественная мысль не должна ограничиваться идентичностью. Общая стилистика, украшение города – это все субъективно. Да, есть вещи, которые объективно не нравятся большинству, но большинство не всегда право, на это есть специалисты».

Пока же наши специалисты, похоже, считают: что дешево, то и хорошо. Не по этой ли причине единственный способ обрезки деревьев в Ульяновске – это топпинг: уполовинить ствол и обрезать все боковые ветви. Если дешевизна – это главный критерий для ульяновских муниципальных дизайнеров и благоустроителей, то стоит ждать клонирования «упоротых» котов и повсеместных высыхающих фаллосов вместо деревьев, как на Нижней Террасе на подъезде к старому мосту или в поселке Мирный. Может быть, это и есть современные символы культурной столицы Поволжья?

PS. Редакция Simbirsk.city ждет от руководства городского Центра по благоустройству ответы на вопросы, перечисленные в материале, и готова опубликовать их, если эти ответы будут достаточно полными, а не будут представлять собой отписку.

Сергей Гогин

Фото автора

Комментарии к этой публикации отключены.