Simbirsk.city

Равнодушие и цинизм: на проблемы инвалидов в Ульяновске не обращают внимания

О недоступной «Доступной среде» в Ульяновске говорят много лет. Чиновники рапортуют о потраченных десятках миллионов, бьют себя в грудь, заявляя о стремлении облегчить жизнь инвалидов, пишут длинные отчеты об очередных благоустроенных пандусах, которые, с 99%-ной вероятностью сделаны не по СНиПу, а как бог на душу положил.

 на проблемы инвалидов в Ульяновске не обращают внимания

«Ревизорро» на колясках, подобные Егору Озерцову, который сам испытывает, насколько среда в Ульяновске доступна, вызывают раздражение. Они не радуются некачественной работе, выполненной для галочки, не разделяют энтузиазм «слуг народа», с пеной у рта доказывающих, что деньги по программе «Доступная среда» потрачены не напрасно. Они просто пытаются пойти по наиболее правильному пути — обратить внимание на недостатки, чтобы ответственные лица их исправили и не допускали ошибок вновь.

Но на чужих ошибках у нас, увы, не учатся. В ходе двух рейдов, которые мы, вместе с Егором Озерцовым и председателем областной федерации спорта для лиц с поражением опорно-двигательного аппарата Константином Бондаренко, провели по самому «сердцу» — центру Ульяновска — выявили массу нарушений. На то, чтобы их исправить — сделать нормальные съезды и заезды на тротуарах, подправить пандусы и прочее — не нужны миллионы. Однако прошло полгода, но не изменилось абсолютно ничего. Проехать небольшой кусочек улицы Гончарова, от Центробанка до ЦУМа, не выезжая на автомобильную дорогу и рискуя попасть под машину, колясочнику по-прежнему невозможно. Человек с ограниченными возможностями на электроколяске так и не может подняться по пандусу «Версаля», потому что он имеет слишком большой угол наклона — можно перевернуться.

Чиновники демонстрируют равнодушие к проблемам инвалидов, которые по-прежнему остаются «невидимками» для окружающих. Их практически не встретишь в торговых центрах, кинотеатрах, культурных заведениях (за исключением специализированных мероприятий), да и даже просто на улицах города. Для многих из них мир ограничен квартирой, потому что нет рядом сильных людей, которые могут помочь спустить коляску по лестнице на улицу, довезти до ближайшего парка или сквера.
Это страшно.

Егор Озерцов рассказал, как он принял участие в странном, на его взгляд, мероприятии — семинаре социального проекта для людей с ограниченными возможностями «Жить вместе». «Я до сих пор не понимаю, что это было и за чей счет прошло. Помимо меня, в зале был лишь еще один колясочник. Кто является учредителем социального проекта, какие у него задачи — мне узнать так и не удалось».

Вот как все проходило:
«Приглашение на мероприятие мне поступило из администрации Ленинского района. Сказали что будут обсуждаться вопросы доступной среды. Мероприятие проходило в кинотеатре Люмьер, печально известном, как первый в России специализированный кинотеатр для инвалидов.

Семинар вела Елена Латипова, руководитель ульяновской городской организации инвалидов. «Вела семинар» — это громко сказано. По сути Латипова просто читала статьи закона о социальной защите инвалидов, а затем стала зачитывать значения слов: «инвалид», «доступная среда», «универсальный дизайн». В зале со скучающим видом сидели полтора десятка чиновников. Я никогда не был чиновником и мне никогда не был понятен смысл различных совещаний и круглых столов. Здесь же семинар вел даже не чиновник, то есть, человек который не умеет выступать на публике, не умеет внятно читать текст на бумажке.

Мое терпение закончилось через 10 минут и я перебил Латипову, поинтересовавшись, что будет после. Мне было сказано, что больше ничего не будет, и я вправе уйти. На мой вопрос кто и зачем меня приглашал мне никто не ответил.

Другой мой вопрос: что могут извлечь чиновники из прослушивания сухих строк закона и зачем чиновников отвлекли от их работы, взбесил Латипову и представителя ДК Киндяковка. Мои слова о том, что проверять доступность, составлять акты проверки, выписывать предписания об устранении нарушений могут только определенные специалисты органов соцзащиты окончательно вывел из себя докладчика. Представитель ДК Киндяковка, в свою очередь, начал говорить о том, что такие семинары — это очень хорошо. Что он, представитель Палаты справедливости, вместе с Захаром Мисанцом считает их очень полезными. После этих слов мне не оставалось ничего, кроме как уйти. Я ушел, а полтора десятка чиновников остались слушать в свое рабочее время значение слова «инвалид», — говорит Егор.

О том, что для людей с ограниченными возможностями не приспособлены даже лечебные учреждения, где они, увы, бывают частыми посетителями, говорили на совещании в региональном отделении ОНФ. На парковках у больниц и поликлиник места для инвалидов обустроены неудобно и порой опасно для пешеходов, мест во многих учреждениях не хватает. В ряд поликлиник и больницы по программе «Доступная среда» закуплены специально оборудованные для колясочников лифты и подъемники. Но руководители медучреждений жалуются, что зачастую средства к ним поступают поздно: поставщики свои обязательства выполняют, а денег на оплату их работы еще нет. В результате приходится искать деньги самостоятельно, либо получать статус «должника».

Все это — яркая иллюстрация к печальному тренду: о проблемах инвалидов вспоминают только накануне громких политических событий, а иногда и не вспоминают вообще. Как сейчас. Инвалиды — не целевая аудитория, лишь мизерная часть электората, которая никакого влияния на результаты выборов не окажет.

А раз так, значит и тратить время, а уж тем более и средства на создание и для них комфортной и действительно доступной среды не стоит.

Александра Тургенева

Фото: Виктория Чернышева

Комментарии к этой публикации отключены.