Simbirsk.city

Неприкосновенный полигон: за пожары на свалке рядом с Красным Яром отвечать никто не хочет

История с горящей свалкой в живописной рекреационной зоне, возле села Красный Яр — показательный пример того, как можно филигранно уйти от ответственности, заработав денег и попортив, в буквальном смысле этого слова, жизнь тысяч людей.

Горящая свалка в Красном Яру, 2015 год

Горящая свалка рядом с селом Красный Яр, Ульяновская область, 2015 год

По сообщению руководителя регионального Росприроднадзора Александра Каплина, владелец печально известного полигона ТБО — ООО «Полигон» — проиграл очередной суд. Бизнесмены попросили Заволжский районный суд предоставить им отсрочку исполнения решения того же суда от 15 июля 2015 года о возложении обязанности провести рекультивацию земельного участка.

Напомним хронику событий. На полигон под Красным Яром свозили мусор из левобережья Ульяновска. В июле 2014 года здесь произошел крупный пожар (третий по счету за год) — прежде мусор горел зимой и на майские праздники. Ядовитый дым накрыл расположенное рядом дачное общество и сам Красный Яр. Люди начали в спешке эвакуироваться — переселяться, кто мог, в город, вывозить детей. Гарь распространилась на несколько десятков километров и дошла до правого берега Волги. Несмотря на то, что на свалку было запрещено привозить биологические материалы, чувствовалось, что горят либо пищевые отходы, либо трупы животных.

Измученные жители села потребовали от региональных властей ввести чрезвычайное положение.

Бизнесмены допустили целый ряд нарушение — на полигоне не было своего пожарного расчета, весового контроля (то есть, мусор разгружали «на глазок»), ямы для дезактивации колес. Во время пожара сюда приезжали грузовики, которые пытались сбросить отходы прямо в огонь. Эксперты сообщили, что полигон загорелся из-за нарушения технологии послойного захоронения отходов: по правилам, каждый слой ТБО должен утрамбовываться специальной техникой и пересыпаться землей.

свалка красный яр 1

Мусорный полигон рядом с селом Красный Яр, Ульяновская область, 2015 год

Полигон закрыли. Изначально суд оштрафовал владельцев свалки, но потом она была закрыта. ООО «Полигон» обязали провести дорогостоящую работу — рекультивировать участок. Разумеется, выжав из полигона все, что можно, бизнесмены не собирались тратить на это ни копейки. И пошли по простому пути — начали процесс банкротства.

«Правонарушители попросили отсрочить прошлогоднее исполнение решения суда до принятия соответствующего решения Арбитражным судом Ульяновской области о банкротстве. Полагая, что после этого обязанности лягут на управляющего, а они уже в настоящее время дважды заплатили штраф за неисполнение решения суда. В перспективе им светит еще и уголовная ответственность за злостное неисполнение решения суда, вступившего в законную силу. Заволжский районный суд отказал ООО «Полигон» в просьбах, так как по закону они должны были предоставить доказательства, что сейчас им сложно, но в дальнейшем они исполнят решение о рекультивации. А здесь все с точностью до наоборот. ООО «Полигон» заявляет, что им нужна отсрочка, чтобы потом не они, а кто-то другой за их бизнес на горящей свалке отвечал перед законом», — пояснил Каплин.

Бизнесмены действительно должны крупную по судебным решениям, инициированным региональным управлением Росприроднадзора — более 10 миллионов рублей за негативное воздействие на окружающую среду, а также еще 10,5 миллиона по договорам займа (причем, их кредитор — ООО, аффилированное с «Полигоном»).

Если хозяевам свалки удастся провернуть эту схему, в итоге, скорее всего, затраты на рекультивацию лягут на плечи городского бюджета (земли, где находится полигон, расположены на территории муниципального образования «город Ульяновск»). Учитывая и без того сложную обстановку (оползень, разрушающиеся дороги, непрочищенные ливневки и так далее), можно быть уверенным: свалкой, даже если она снова будет гореть и отравлять Красный Яр и дачников, заниматься никто не будет.

Равно, как и еще одной болевой точкой Ульяновска — Петровым оврагом, где постоянно сжигают отходы мебельного производства. Дым из этого «неприкосновенного» места идет прямо на стационар детской больницы.

Комментарии к этой публикации отключены.