Simbirsk.city

Сергей Гогин: «Пиар – основа гражданского общества?»

«Гражданское общество в России: вызовы современности» – так называлась всероссийская научная конференция, которая состоялась в конце апреля в УлГТУ. На основании услышанного на этой конференции приходится сделать вывод, что главными вызовами гражданскому обществу в России являются государство, качество самих граждан, а также действующая система образования.

V Всероссийская научная конференция «Гражданское общество в России: вызовы современности»

V Всероссийская научная конференция «Гражданское общество в России: вызовы современности»

Гражданское общество, о строительстве которого постоянно говорят чиновники, не имеет никакого отношения к реальному гражданскому обществу. Чиновники строят его «под себя», потому что заинтересованы в ручных, управляемых гражданах. А ручное гражданское общество – это полная противоположность реальному гражданскому обществу, потому что действует в интересах чиновников и силовиков, а не в интересах граждан, и поэтому гражданским не является. Да и обществом тоже не является. Чтобы в этом убедиться, достаточно сходить на любой организованный властью митинг в поддержку политики президента или в поддержку присоединения Крыма. На трибуне рядом с чиновниками будут стоять руководители псевдо-НКО – культурной, патриотической ориентации, национально-культурных автономий. Не знаю, что они принимают перед выступлениями, но их речи, как правило, проникнуты религиозно-милитаристской риторикой, что является сегодня пропагандистским мейнстримом. Настоящие же НКО, работающие для людей, а не для государства, в России для удобства власти объявляются иностранными агентами. О том, с каким недоверием государство относится к гражданскому обществу, видя в нем своего конкурента, можно, прочитать, например в свежей статье Татьяны Лазаревой «Почему я не иностранный агент».

Утилитарное понимание гражданина, получившее в России повсеместное распространение, – это человек с паспортом государства, его подданный: гражданин, который принадлежит государству. В идеале все должно быть наоборот: не человек – подданный государства, а государство – подданный человека, всех своих граждан: государство принадлежит гражданину.

Что такое гражданское общество, определить непросто, слишком много в нем составляющих. Если собрать воедино разные определения, то можно сказать, что это форма социальной интеграции и консолидации людей вокруг общих целей и ценностей, которая происходит по инициативе снизу и скрепляется взаимным доверием, которое есть социальный капитал общества. Гражданское общество – это живая самонастраивающаяся социальная сеть в реале, состоящая из разных взаимодействующих «подсетей». Государство может поделиться с гражданским обществом частью своих функций, если считает, что люди справятся лучше (есть несколько таких сфер, где НКО ближе к людям или задачам, чем власть), и даже выделить на это бюджетные средства в виде целевых грантов. В этом году на гранты НКО будет распределено 4,6 млрд рублей из бюджета, другое дело, что это за НКО и что за проекты? Помимо реальных, социально значимых проектов деньгами налогоплательщиков сплошь и рядом поддерживаются фейковые НКО с их фейковыми, главным образом, пропагандистскими проектами, при этом тенденция такова: если в названии проекта стоит слово «Крым», «патриотический», «православный» или «духовно-нравственный», то он с большой вероятностью получает финансирование. Так государство формирует «под себя» ручное псевдогражданское общество, поощряя конъюнктурные проекты, соответствующие характерной для сегодняшнего дня национал-патриотической идеологии.

Я прослушал студенческие доклады на одной из трех секций конференции и пришел к выводу, что студенты (за некоторым исключением) не понимают, что такое гражданское общество, и не «чувствуют» его. Возможно, все дело в том, что основными участниками конференции и докладчиками были студенты специальности «связи с общественностью», то есть будущие пиарщики. У них гипертрофированное представление о роли пиара в обществе, но они плавают на вопросах об отношении PR и СМИ, о месте того и другого в обществе. Один докладчик утверждал, что без пиар-структур невозможно взаимодействие общества и власти. Другая студентка заявила, что пиар-агентства – «важный инструмент гражданского общества» (это верно только в самом узком смысле: полезным НКО действительно нужен грамотный пиар, но это всего лишь инструмент). Третья признала, что СМИ влияют на формирование гражданского общества, и предложила для снижения агрессии в обществе публиковать больше хороших новостей, показывать меньше сцен насилия, показывать по телевидению меньше «развлекаловки», но больше программ духовно-нравственного содержания. Подобные утверждения наводят на мысль, что молодые люди имеют смутное представление о том, как функционирует общество, как устроены СМИ и какова их роль в современном мире и что «первично»: пиар, СМИ, государство или интересы общества. Зато они, пожалуй, правы в одном: средствами массовой пропаганды можно создать любую реальность, например, развязать войну там, где ее никогда бы не было, и мы являемся тому свидетелями. Пиар – младший брат пропаганды, методы у них схожие, в этом смысле – да, пиар-агентства – «важный инструмент гражданского общества».

Впрочем, уровень мышления многих чиновников и крупных бизнесменов недалеко ушел от школярского, ведь они, например, уверены: если позвать лояльных экспертов для расчета устойчивости оползневого склона, то они за деньги посчитают так, как надо, и окажется, что 24-этажный дом на склоне строить можно. И если потом разместить там-сям платные статьи про то, что связи между стройкой и оползнем нет, то оползень подчинится пиар-технологии и остановится. Беда в том, что оползень подчиняется другой реальности и другим технологиям. Поэтому даже если государственные СМИ дружно проигнорируют информацию об оползне, это его не остановит. И не остановило, как мы увидели на практике. Но эта недавняя история (которая еще не закончена) показывает, что не пиар-структуры являются основой взаимодействия общества и власти, а вещи более фундаментальные.

Мне показалось, что студенты не понимают очевидных вещей. Возможно, лень было разобраться. Или, как вариант, не объяснили толком. В работе той самой секции принимал участие один доцент кафедры «Политология, социология и связи с общественностью» УлГТУ, кандидат философских наук, окончивший в свое время МГУ по специальности «Научный коммунизм». В развернувшейся полемике он заявил, что гражданское общество нам не нужно, что это чуждое изобретение Запада, то есть врагов России. «Будь лоялен государству, – сказал он. – Если мы лишимся государства, мы лишимся всего». Сегодня этот человек пишет докторскую, преподает нынешним студентам политологию, социологию, социальную психологию, связи с общественностью и т.д.

Любопытно, удается ли ему на занятиях со студентами избегать подобных политических лозунгов и ксенофобной риторики, характерной для профанного мышления, но не совместимой с мышлением научным, но если он так же откровенен на лекциях и семинарах, то тогда мне понятно, откуда у студентов такая каша в голове. Поэтому едва ли не основным вызовом гражданскому обществу, помимо прочих важных вещей, является, на мой взгляд, действующая система образования и, в особенности, псевдопатриотическое, идеологизированное преподавание гуманитарных дисциплин. Смысла в этих заклинаниях с преподавательского амвона – никакого, а в результате у людей теряется связь с реальностью, если же эта связь потеряна у большинства – жди социальных потрясений.

 Сергей Гогин

Фото http://ccc.ulstu.ru/

Комментарии к этой публикации отключены.