Simbirsk.city

Все это очень страшно, но нужно осознать и восстановить, в том виде, как было

Сегодня ночью в Прислонихе (село в Карсунском районе Ульяновской области) сгорел Богоявленский храм, один из красивейших в области. Его история тесно связана с семьей знаменитого художника Аркадия Пластова. Богоявленскую церковь построили по чертежам его деда, иконописца и архитектора Григория Гавриловича Пластова. Он же вместе с сыном Александром расписывал сам храм. 

храм в прислонихе сгорел кременицкий -6

«Церковь поставили «кораблем», вытянув по одной оси с востока на запад. Состояла она из трех частей — алтаря, собственно храма, трапезной и колокольни. Сруб из вековых сосен обшили тесом и окрасили в белый цвет, железную кровлю — в зеленый. Купола на храме и колокольне сделали из белой жести, а кованые кресты позолотили. На колокольне подвесили пять медных колоколов, самый большой из которых весил 72 пуда и звон его разносился на несколько верст окрест», — говорится на сайте Симбирской епархии.

У храма сложная история: в 1936 году его закрыли, сделали колхозный склад. В 1957 году снесли купола. До конца 80-х в здании хранили удобрения, на алтаре был насыпан дуст. В 1987 году руководитель ульяновского обкома Геннадий Колбин решил к 100-летию Аркадия Пластова восстановить храм. Средневолжский филиал института «Спецпроектреставрация» разработал проект об охране мемориальной зоны в Прислонихе, куда вошла усадьба художника и церковь со сторожкой. Первоначальный облик воссоздавали по сохранившимся чертежам и проектам Григория Пластова, а также по рисункам, акварелям и картинам Аркадия Пластова на церковные темы.

1 апреля 1995 года отреставрированный храм открыли заново. Простоял он 21 год: сейчас от здания остались лишь обгоревшие бревна.

Около церковного забора стоят жители Прислонихи. По пепелищу ходят пожарные, разбирают завалы, проверяют, не тлеет ли что-то внутри. Рядом с обугленными бревнами — сохранившийся крест на могиле Григория Гавриловича Пластова, которого похоронили за алтарем церкви.

Женщины не скрывают слезы. Рассказывают: огонь уничтожил деревянный храм в считанные минуты.

«Сначала загорелся частный дом, в котором проживает экскурсовод музея Пластова. Горело с трех сторон, пожарные быстро приехали из Языково, дом и его хозяйку удалось спасти, никто не пострадал. А спустя несколько минут пожарные увидели, что загорелся расположенный неподалеку храм. Сгорел как спичка. Дима Барышев, мой сосед, вместе с еще одним мужчиной, сорвали навесной замок с двери и успели вынести из придела старинную икону Казанской богоматери и снять три колокола. Это все, что удалось спасти», — говорит прихожанка Валентина Афанасенко.

Четыре дня назад все село собралось в храме на пасхальной службе — по традиции, приехали люди из других населенных пунктов, в том числе из Ульяновска. Было около ста человек. «Не верится, что больше ничего нет. А иконы там какие красивые были».

В ночь, когда случился пожар, в храме никого не было — он открывается только по выходным и праздникам. Печку в нем топили в последний раз перед Пасхой. Жители Прислонихи уверены: это поджог. И даже подозревают, кто это мог сделать. Рассказывают, что ночью, во время пожара, этот человек сидел на скамеечке у памятника Аркадию Пластову и смотрел на полыхающее здание.

Полицейские уже задержали подозреваемого в поджоге храма — местного жителя, 1997 года рождения. «В настоящее время выясняются все обстоятельства произошедшего, а также мотивы совершения поджогов. По данным фактам проводится проверка, по результатам которой будет принято процессуальное решение», — уточнили в пресс-службе УМВД.

Подозреваемый — 18-летний парень, бывший студент прославившегося на всю страну Карсунского технологического техникума. Сейчас он в академическом отпуске, живет на пособие по потере кормильца. Как нам удалось узнать, ему должны назначить психиатрическую экспертизу. Парень признал, что совершил поджог, а на вопрос, зачем — ответил: «Хотел посмотреть, как горит».

Рядом с пепелищем мы встретили внука Аркадия Пластова, Николая Николаевича. Вместе с отцом он принимал участие в реставрации храма в конце 80-х. Не расписывал (Николай Николаевич — известный художник), но пилил, строгал. «У меня сложные эмоции — сравнить это можно или с разрушенной Пальмирой, или с пожаром 1931 года, когда у Аркадия Пластова сгорело все его наследие, что он сделал до 37-ми лет. Все это очень страшно, но нужно осознать и восстановить, в том виде, как было. Все обмеры, проект сохранились», — пояснил Николай Пластов.

Каким был Богоявленский храм в Прислонихе

Каким был Богоявленский храм в Прислонихе

Пожар он увидел одним из первых — его дом расположен напротив храма. Выбежал на улицу, понял, что физически что-то сделать, помочь потушить, уже не сможет. И «увековечил» — сфотографировал пылающий храм, с которым связано пять поколений его семьи.

Виктория Чернышева

Фото Александр Кременицкий, http://www.esosedi.ru

Комментарии к этой публикации отключены.