Simbirsk.city

За что администрация Ульяновска выживает цветочников с Ишеевского кладбища?

Декларируемая на всех уровнях стратегия — «бизнес-«священная корова» — давно помогла Ульяновской области войти во всевозможные рейтинги инвестпривлекательности. Однако многие предприниматели, которые не могут похвастаться наличием мирового бренда или миллионными долларовыми инвестициями, изменений на себе не почувствовали. Они точно так же улучшают статистику — организуют собственную самозанятость, создают рабочие места и отчисляют налоги в бюджет. Пусть и скромные: крупные инвесторы не делают и этого — как известно, их освобождают на 10-15 лет практически ото всех налоговых платежей.

цветочники3

«Все животные равны, но некоторые равнее других», — написал в 1945 году Джордж Оруэлл. И эта фраза актуальна по сей день — где ни копни.

У входа на Ишеевское кладбище девять предпринимателей ведут бизнес — торгуют цветами. Труд тяжкий — стоят в любую погоду. «Но сами выбрали эту работу, так что не жалуемся. Наш бизнес, в своем роде, наследственный. У некоторых девочек торговлю начинали еще матери-свекрови», — говорит одна из предпринимательниц, Юлия Шелгунова.

Пример цветочников — как раз из тех, когда одни «равнее» других — женщины уже много лет не могут узаконить свои павильоны.

Небольшая предыстория. У каждого из 4-х въездов на Ишеевское кладбище стоят торговцы живыми и искусственными цветами. Сначала торговля велась с бревнышек, ведерок потом появились навесы, по которыми люди прятались от дождя и снега. Пришло время, когда чиновники заявили, что цветочники должны привести свои рабочие места в порядок, «облагородить». В 2010-2011 году возле центрального входа появились павильоны со складами, которые стоят до сих пор.

«Я поставила свой ларек в 2011-ом. Начала оформлять земельные отношения — писать письма в городскую администрацию, чтобы заключить договор аренды участка под свой нестационарный объект. Но до сих пор сделать это не удалось», — рассказывает Юлия.

Причина проста: кладбище некоторое время было, по сути «ничьим». До 2004 года земля принадлежала Ульяновскому району, но все вопросы решало руководство городского МУПа, которое занималась похоронами — с разрешения начальства цветочники и торговали. Оформленных официально отношений у них, как таковых, не было — толко устное: директор разрешил продавать цветы, потом сказал — благоустроить.

В 2012 году предприниматели решили не работать больше на «птичьих» правах и начали кампанию по оформлению документов. То, что произошло дальше, знакомо многим малым бизнесменам: сначала заявление вернули, так как оно «неправильно написано», потом пришел отказ, потому что цветочники работают близко к электрическим опорам и трансформаторным будкам.

Потом выяснилось, что после 2004 года кладбище вошло в черту Ульяновска, но городские власти его себе на баланс не поставили. И цветочникам отказали, потому что Ульяновский район землю с баланса снял, но никто не принял. Бизнесмены писали во все инстанции, в том числе, губернатору Морозову и президенту Путину. Городские власти постоянно уверяли, что «вопрос на контроле».

Кладбище оформили только в марте 2015 года. А через две недели территорию, где торгуют женщины, передали в бессрочное пользование МБУ «Городская специализированная похоронная служба». И оформлять отношения теперь можно только «при наличии соответствующего волеизъявления правообладателя земельного участка».

цветочники2

Цветочники начали паниковать: столько лет мытарств, масса обещаний (по их словам, еще в ноябре 2013 года Сергей Морозов дал личное распоряжение главе администрации города Сергею Панчину решить проблему до 1 января 2014 года, однако оно, по сути, было «продинамлено»), так и не реализованное желание работать по закону. И вот — новые административные барьеры.

«В феврале нынешнего года вступил в силу приказ министерства сельского, лесного хозяйства и природных ресурсов Ульяновской области «Об утверждении Порядка разработки и утверждения органами местного самоуправления схем размещения нестационарных торговых объектов на территории Ульяновской области». На его основании наши торговые объекты должны учесть при инвентаризации и включить в Схему размещения нестационарных торговых объектов. Однако мы до сих пор на «птичьих правах», нам поступают угрозы снести наши павильоны», — продолжает Шелгунова.

В марте прошлого года на верхних ворота сожгли ларек с цветами, принадлежащий многодетной маме. Не просто сожгли — полицейские обнаружили в стене несколько пулевых отверстий. Заведено уголовное дело. Для женщин это стало шоком: они полностью исключают, что это их внутренние разборки: «Мы дружим, праздники вместе отмечаем». Их павильоны никто не охраняет — сторож, который нанят МБУ, отвечает только за территорию кладбища, административное здание.

Общий язык с директором МБУ Владиславом Горничновым женщины толком так и не нашли. Совместные совещания в городской администрации проходят в нервной обстановке. Выяснилось что новый «хозяин» участка решил благоустроить центральную входную группу на кладбище — расширить стоянку для автомобилей, установить фонари и скамейки. А все цветочные павильоны перенести в сторону от входа.

План реконструкции красивый — торговые точки там современные, со стеклянными стенами. Предпринимательницы заранее переживают: отсутствие охраны может привести к тому, что от их павильонов однажды ничего не останется.
Еще один момент — то, что цветочников решили объединить в два павильона, общей площадью 100 квадратных метров. Но в комитете по предпринимательству женщины получили протокол, что на 9 бизнесменов-«старожилов» (которые сейчас в общей сложности занимают 130 квадратных метров) дают лишь 50 «квадратов». А на оставшиеся 50 могут быть другие претенденты. «Руководитель комитета Павел Антонов заявил, что это делается ради конкуренции. Но мы из кулуарных разговоров поняли, что как бы ни старались, все равно будем вторыми, — поясняет Юлия. — Мы нашли фамилии этих 4-х претендентов: они имеют основные виды деятельности: «Производство общестроительных работ по строительству прочих зданий и сооружений», «Эксплуатация гаражей, стоянок для автотранспортных средств, велосипедов» и так далее».

Дополнительное место для торговли цветами Владислав Горничнов давать отказывается — говорит, что кладбищу нужна большая стоянка: «Иногда на похоронах машинами заставляют всю дорогу чуть ли не до города». Директор МБУ уточнил, что понимает причину волнения цветочников — слишком долго тянется оформление. «Но пока точно сказать им что-то я не могу — до 1 мая должна пройти ревизия всех установленных нестационарных торговых объектов, и только тогда постановление будет подписано. Вдруг что-то поменяется. Но я не возражаю, чтобы поставили 2 киоска по 50 квадратных метров. Не думаю, что цветочникам нужно переживать».

Кстати, на благоустройство входа на кладбище нужно 3,5-4 миллиона рублей: пока в бюджете они не предусмотрены.

Не переживать цветочникам сложно — люди уже не доверяют власти и боятся, что снова что-то пойдет не так. Юлия написала обращение в прокуратуру, где попросила «проверить законность и обоснованность передачи земельного участка в постоянное (бессрочное) пользование МБУ «Городская специализированная похоронная служба» и «оказать содействие в реализации моего права на включение в Схему расположения нестационарных торговых объектов и заключении договора на размещение и эксплуатацию».

«В прошлом году УФАС по Новосибирской области признало незаконной передачу в бессрочное пользование МБУ «Ритуальные услуги» земли нескольких кладбищ. В решении сказано, что федеральный закон устанавливает, что общественные кладбища находятся в ведении только органов местного самоуправления. А их передача МБУ обеспечивает преимущественные условия деятельности и создает угрозу ограничения конкуренции на рынке оказания ритуальных услуг. Прецедент есть, возможно, подобное решение может быть принято и у нас», — считает Шелгунова.

К сожалению, бизнес в Ульяновске по-прежнему строится на основе личных связей и договоренностей. «Своим» — зеленый свет и красные ковровые дорожки, остальным — мытарства, которые, бывает, что приводят и к уничтожению проекта.

Недавно павильон Юлии Шелгуновой отрезали от электричества. Она действительно несколько лет не может подписать договор, по которому может платить за свет. МБУ делать это отказывается, так как «не имеет на то полномочий», а в Ишеевских электросетях сделать это невозможно, так как предпринимательница, по мнению чиновников, работает неофициально. Замкнутый круг.

Но, как мы помним, некоторые «равнее» других — МБУ согласилось решить проблему с подачей электроэнергии для церкви, расположенной на кладбище. «Да, нарушение, но если бы мы отказали, это было бы кощунство», — говорит Владислав Горничнов.

цветочники1

«Отсутствие электроэнергии просто убьет мой бизнес, — продолжает Шелгунова. — В холодильниках хранятся живые цветы. Электричества мы потребляем очень мало, в любой момент я готова погасить долг. Только дайте мне возможность это сделать!».

Цветочники резюмируют: «Несмотря на федеральную и региональную программы поддержки малого бизнеса, в нашем случае ни о каком развитии и поддержке говорить не приходится. Мы не просим какой-либо денежной поддержки, наоборот, готовы отдавать свои заработанные средства в соответствии с законами. Но нас просто бросили выживать, прикрываясь красивыми словами о том, что выделили нам новые места. Это не развитие бизнеса, а «законное» выдавливание с исторически сложившихся мест торговли».

Виктория Чернышева, Александра Тургенева

Фото Виктория Чернышева

Комментарии к этой публикации отключены.