Simbirsk.city

Хранитель часов на ульяновском Доме Гончарова рассказал, как переведут стрелки

Мы побывали в «святая святых» главных часов Ульяновска — комнате, где располагается их механизм, а также в самой башенке с тремя циферблатами. 

Перевод стрелок на ульяновских «курантах» — часах, установленных в башне на Доме Гончарова, решили сделать торжественным. Около двух часов ночи 27 марта перекресток улиц Гончарова и Ленина перекроют. А из горожан, которые придут сюда для того, чтобы понаблюдать за переводом стрелок, построят «дубль» часов — с римскими цифрами и стрелками. В «час Х» участники действа сымитируют перевод стрелок на час вперед — к «летнему» времени.

часы на гончарова

Механизм, которому уже более 150 лет, располагается в закрытом от глаз посетителей Дома Гончарова помещении. Музею часы не принадлежат — это городская собственность, а потому попасть туда можно в исключительных случаях (например, во время пресс-тура).

За часами ухаживает семья Фроловых — Анатолий Иванович и его сын Евгений Анатольевич. Анатолию Ивановичу скоро исполнился 86 лет: раньше он, инженер Ульяновского приборостроительного завода, приходил в Дом Гончарова каждый день, перед сменой. Теперь визиты, конечно же, намного реже — еженедельную заботу о механизме взял на себя его сын. Однако сотрудники музея прогнозируют: «Вот подсохнет, и Анатолий Иванович обязательно сюда придет. Он 40 лет ухаживал за часами говорит, что не может без них жить».

часы на гончарова 120

У часов известной английской фирмы Cook and Son (Кук и сыновья) интересная история. В 1869 году их доставили из Лондона в Симбирск. Заказал их известный горожанин, граф Владимир Орлов-Давыдов — таким образом он решил увековечить память сына, умершего в молодом возрасте от чахотки, Владимира Владимировича Орлова-Давыдова, который был симбирским губернатором.

Часы установили на колокольне Спасо-Вознесенского собора (он располагался там, где сейчас сквер Гончарова, с диваном Обломова). Там они спокойно отбивали время до 30-х годов XX века — времени, когда в Симбирске начали разрушать религиозные объекты. Когда дело дошло до Спасо-Вознесенского собора, часы тоже хотели уничтожить. Но их хранитель, Николай Кудрявцев, сумел убедить власти их сохранить. Механизм разобрали, упаковали и отправили на хранение в подвал одного из административных зданий в центре города — там они благополучно пролежали около 40 лет.

В 1973 году ульяновские власти решили, что городу нужны уличные часы. Сначала их хотели установить на столбах возле ЦУМа, но затем передумали. На Доме Гончарова надстроили башенку, часовой механизм извлекли из подвала, Группа инженеров с приборостроительного завода, во главе с Анатолием Ивановичем Фроловым, занялась  реконструкцией и модернизацией: во времена, когда часы стояли на Спасо-Вознесенском соборе, в движение их приводили гири, спускавшиеся за двое суток на 21 метр. Назад их поднимали вручную. В Доме Гончарова такой высоты нет. Теперь гири (весом 12 и 25 пудов) имеют меньший ход и поднимаются автоматически, при помощи электромотора.

Колокол, который отбивает время, не родной — тот, что был на соборе, отправили в переплавку. Его привезли из пожарной части в Старомайнском районе. А к пожарным колокол попал из ныне затопленного села Головкино, где был монастырь. По 800-килограммовому колоколу, отлитому в 1785 году, ударяет 27-килограммовый молоток.

«Второе рождение» часы получили 12 сентября 1974 года — в этот день их торжественно запустили на Доме Гончарова.

Переводить стрелки на «летнее» время будет Евгений Анатольевич Фролов, который сейчас ухаживает за часами. В давние времена это приходилось делать вдвоем — часовщику и его помощнику, иначе отсоединить механизм от стрелок было невозможно. Сейчас достаточно одного человека — сам процесс занимает от одной до 10 минут.

По словам Фролова, механизм, несмотря на возраст, ходит довольно точно — за неделю стрелки убегают вперед максимум на 10 секунд (когда жарко, часы, напротив, отстают). Их «любимая» температура воздуха — 18-20 градусов тепла.

Бывает, что ульяновские «куранты» останавливаются. В последний раз это было 20 апреля прошлого года, когда был сильнейших снегопад. Снег залепил шестеренки, которые приводят в движение стрелки (башенка открыта всем ветрам — узкие окошки закрыты лишь сеткой с крупными ячейками).

«В день, когда часы встали, у Анатолия Ивановича был юбилей — 85 лет. И в этот же день у меня родился внук. Мой сын уже умеет обращаться с механизмом, так что, надеюсь, династия хранителей часов продолжится», — рассказал Евгений Анатольевич.

Виктория Чернышева

Фото автора

Комментарии к этой публикации отключены.