Simbirsk.city

Алексей Соколов: «Нельзя мять любовь внутри себя, надо дать ей пространство»

В музее современного изобразительного искусства имени Пластова (ул. Л. Толстого, 51) открылась выставка картин Алексея Соколова «Предчувствие весны». Выставка будет работать до конца марта.

IMG_6466

Алексей Соколов – один из основателей объединения художников «Левый берег», группы неформалов-нонконформистов, которая появилась в Ульяновске в конце 1980-х на волне перестройки. Начали с подвальных» выставок, потом переместились в нормальные выставочные залы. Это был художественный андерграунд, на несколько лет вышедший из подполья. Тогда в стране впервые за многие годы стало легче дышать, и художники «Левого берега» проводили и коллективные, и персональные выставки, Алексей Соколов устраивал пленэры для случайной публики, где практически каждый мог приобщиться к спонтанной живописи. Это было событие. Официальный Союз художников никогда серьезно не воспринимал «левобережников», считая их дилетантами: «Ну как можно за пять минут написать картину?! Это трюкачество, а не живопись». А Соколов так и делал: быстро и размашисто, силой свой могучей экспрессии и не жалея краски, писал своих знаменитых петухов ровно за пять минут, да еще на камеру, укладываясь в стандартный хронометраж среднего телевизионного сюжета. Кроме этого, художник преподавал в школе искусств по своей собственной методе, в основу которой положил композицию и цвет, а не рисунок, как это принято при традиционном подходе, отчего обучение превращается в скучный тренинг.

IMG_6665

Алексей Соколов. 2015 год.

Выставка «Предчувствие весны» дает понять: Соколов изменился, и вместе с тем – это тот же Соколов, просто он научился отливать свою бешеную экспрессию в более изысканные формы. «Движение от мягкости и доверительности до жесткости – то, что объединяет его творчество, – говорит директор Музея современного искусства Елена Сергеева. – Ван Гог – человек, который мог смотреть на солнце не щурясь. Мне кажется, у Алексея Соколова это есть».

IMG_6465

«Я думаю, его работы стали интереснее, – считает искусствовед, сотрудница музея Ольга Королёва. – Они стали сложнее. Соколов – мастер цвета, он его осязает, цвет у него на кончиках пальцев, он его чувствует до боли. Вместе с тем его любимая тема с петухами – она и здесь присутствует».

Художник Виталий Борисов, участник объединения «Левый берег», на открытии выставки очень интересно рассуждал о современном контексте, в котором оказалось возможным «Предчувствие весны» Соколова:
– В конце 20 века были такие настроения: искусство закончилось, автор как бы умер. Начало 21 века проходило под знаком тех же мыслей: все идеи осуществлены, все теории созданы, нет ничего нового, остались одни руины и обломки, которые мы будем перебирать. Выставка «Левого берега» в прошлом году вызвала то же ощущение: казалось, что «Левый берег» остался там, в 80-х годах, и мы можем только ностальгировать, потому что никакого развития не ожидается. Перспектив, которые были бы отрефлексированы и названы, – их просто нет, и непонятно, куда будет развиваться искусство. И вдруг – вот этот взрыв. Его даже трудно осознать. И что-то вдруг произошло. Это можно выразить только словами самого Алексея – предчувствие весны. Это ожидание того, что зима пройдет, что искусство и не умерло, что у него есть перспектива, что открылось пространство.

 Художники – это очень чувствительные приборы, которые улавливают изменения в обществе, – продолжает Борисов. – У Соколова его прибор уловил, что что-то происходит в нашем духовном пространстве, что-то меняется, что-то происходит в нашей стране, с нами. Меня это очень входновляет. Эта выставка меня воодушевляет даже не этими новыми картинами, хотя и это тоже, а именно – как предчувствие весны, что она – будет. 

IMG_6471

Нонконформизм Соколова проявился даже в том, что он сказал на открытии выставки. «Три года я бухал, – начал он. – Так бывает. У Высоцкого это было, у Валерия Ободзинского. И я этого не лишен. Надо каждый день писать по пять работ, тогда желания бухать не возникает».

Сегодня Соколов пишет много, даже очень много. На выставке – в основном работы последних месяцев, а сколько еще из того, что написано в последнее время, не выставлено. Выставка занимает три зала: в первом – те самые «сложные» вещи, про которые Елена Сергеева сказала, что у Соколова линия выходит за рамки картины, чтобы вернуться в нее. Во втором зале – живописные работы, в третьем – акварели: цветы как подарок всем женщинам к весне. Есть ощущение, что работы Соколова стали более радостными, светлыми, даже нежными. Верно ли это ощущение и что повлияло на «смену парадигмы», спрашиваю у художника.

– Я три года как расстался со своей барышней, – говорит Алексей Соколов. – Решил из мегаполиса уехать в деревню, чтобы забыться (художник поселился в деревне Красная Река в Старомайнском районе – С.Г.). У меня это не получилось. Я понял, что нельзя мять любовь внутри себя, надо дать ей пространство. Я начала писать по пять-шесть работ каждый день. Скорее всего, это любовь. Она где-то внутри тлеет. «Из искры возгорится пламя» – это не про меня сказано. Но когда натопишь печечку, сидишь около нее – так и тянет взять кисточки и «замочить» что-нибудь красивое.

IMG_6659

– Раньше твоей основной техникой были холст и масло, а теперь появилось много графики…

– У меня много старых работ маслом, начатых десять или даже двадцать лет назад. Я аналитически подхожу к маслу, а здесь я просто – пою. Я их много могу писать, этих акварелей. Благодаря Саше Капитонову, который подарил мне много акварельной бумаги. Еще на первом курсе института я принимал участие во всесоюзной выставке акварели в Москве. Вообще, я акварелист. Это я уже потом стал «мучить» себя маслом, из-за Анатолия Зверева, который меня сподвиг. Скорее всего, и Ван Гог повлиял.

IMG_6484

– Уединение в деревне помогает творчеству?

– Теперь помогает. А раньше было трудно. Я все-таки человек общественный, 25 лет отработал с детьми. Непривычно быть на пенсии и никого не видеть, хотя у меня есть какие-то ученики, я, например, гитару преподаю. Начал наводить дома порядок: не могу рисовать, когда дома грязь. То-другое надо подтереть, коврики выбить. Я встаю летом в четыре утра, с солнцем, и ложусь с солнцем. Утречком все вымоешь, почистишь, и тогда уже – кайф, начинаешь рисовать. Никто не мешает…

IMG_6663

Сергей Гогин

Фото автора

Комментарии к этой публикации отключены.