Simbirsk.city

Птичку не жалко

Симбирскому Центру спасения диких птиц срочно требуется любая помощь

10В очередной «сводке» с птичьего фронта от Галины Пилюгиной чувствуется усталость и отчаяние. В Симбирский Центр спасения диких птиц принесли еще одного контуженного пернатого. Молодого ястреба-тетеревятника добрые люди нашли на улице Ростовской — сидел в шоковом состоянии на земле.

«Необходимы кормление, уход, наблюдение специалиста — реабилитолога и выпуск после реабилитационного периода 1-2 недели. Наших вольеров уже не хватает. Что делать, не знаю. Отдавать любителям довольно рискованно, обыватели могут неадекватно воспринять содержание дикой птицы», — грустно пишет Галина.

Единственный в Поволжье Центр спасения диких птиц находится в разваливающейся теплице на территории областной станции юннатов. Более 50 птиц (из них 40 — постояльцы, «прописавшиеся» здесь навсегда) содержатся исключительно благодаря поддержке спонсоров и волонтеров. Поддержке, увы, непостоянной — сегодня помощь есть, а завтра нет.

6Парадоксальная ситуация — браконьеров, отважившихся подстрелить, к примеру, редкого солнечного орла, занесенного в Красную книгу России, ждет приличный штраф — до 500 тысяч рублей. А тем, кто этих орлов, раненых, истощенных, изможденных, спасает, никто не выделяет ни копейки. Более того, при желании Пилюгину и димитровградского  ветврача Ольгу Данилову, выхаживающих, за свой счет, можно оштрафовать как браконьеров.

Вот такие у нас законы.

В старенькой теплице, построенной 70 лет назад и почти до крыши закопанной в землю, первые пернатые поселились еще когда в Ульяновске работали известные орнитологи, Светлана Смирнова и Олег Бородин. За пернатыми, под их руководством, ухаживали дети — это была часть экологического воспитания. Среди чиновников даже появилась мода брать птиц под опеку. Десять лет назад тогдашний вице-губернатор Александр Большаков взял «под крыло» (с обещанием перечислять деньги на содержание) императорского орла Чижика. Александр Майер, занимавший пост председателя правительства региона начал опекать орлана-белохвоста по кличке Мальчик, Александр Пинков (тогда он был министром природных ресурсов, промышленности, строительства, транспорта и связи) обеспечивал кормежку для беркута Вакулы. Также «своих» чиновников (ныне уже не работающих) нашел филин Буба, пустельга Рыжик и болотная сова Леся.

Дольше всех продержался Большаков — он честно обеспечивал Чижика кормом вплоть до своего отъезда в Москву. Из постоянных спонсоров у Центра спасения диких птиц осталась лишь организация, которую возглавляет бывший главный эколог Ульяновска Андрей Салтыков (сейчас он работает над созданием специальных приспособлений для ЛЭП, которые защитят птиц от удара током). Некоторые предприятия поставляют корм для пернатых, рыбаки периодически жертвуют уловы. Но денег постоянно не хватает — поэтому Галина периодически выкладывает в Сеть призывы о помощи.

11Лечение птиц очень дорогое и трудозатратное. Например, после «совопада» (в конце октября Галине постоянно приносили контуженных сов) возникла необходимость в лекарствах — недешевых витаминах, антибиотиках и шприцах, марлевых салфетках и прочем, которые улетали «батареями». Каждой сове в день нужно было сделать не менее 3-5 уколов.

Галина, кстати, живет на ставку сотрудника юннатки — минимальную зарплату.

«Срочно приезжайте, у нас на даче улетел попугай! Скоро будет мороз, он же замерзнет, умрет», — в голосе женщины звучат истерически нотки. Галина терпеливо ее выслушивает и пытается объяснить, что попугаев она не ловит. «Как так? У вас же есть возможности!». «Никаких возможностей, точнее, такие же, как и у вас. Попробуйте найти сетку, подманить его чем-нибудь». «Но вы же спасаете птиц, спасите его!».

Таких нервных разговоров каждый день у Пилюгиной происходит множество. Звонят, с требованием немедленно забрать раненного грача, ворону, воробья, стрижа. Когда Галина отказывает, горожане не всегда сдерживают эмоции — птичку не жалко!
«Я просто физически не в состоянии спасти всех. В птичнике я работаю одна. Дома всегда 5-7 птиц на лечении, то же самое — в Димитровграде, у Ольги Александровны. Летом был конвейер: одних выпустим — на их место приносят новых. Долго у нас жили лебеди, с которыми было очень сложно. В вольере поставили им ванну, приходилось ведрами таскать воду, сорвала всю спину. Отправили их в Елабугу, в нацпарк», — рассказывает Галина.

9Галина Пилюгина и Ольга Данилова, проживающие в разных городах — вот и вся команда спасения диких птиц. Лечить птиц в Поволжье лучше Ольги Александровны не может никто. Я сама недавно стала свидетелем того, как все это происходит. В Димитровград доставили лебедя Беляшика, привезенного из Татарстана. Взрослый самец, в самом соку, схватил браконьерскую дробь. Застарелая рана, дробь попала в плечо — больше лебедь летать никогда не будет. Год назад Данилова поставила пернатому спицы, теперь мы привезли его, чтобы их достать. Операция сложнейшая: под общим наркозом лебедь чуть не умер (они плохо переносят любые лекарства), пришлось делать под местным. Я держала ему шею, ветврач щипцами вытягивала спицы — по одной. Беляшик храпел, но терпел.

Назад, в Ульяновск мы повезли самку солнечного орла (кстати, кто не знает, это птица — символ нашего региона). Птицу нашли лесники, в Сенгилеевском районе, аккурат после начала охотничьего сезона. Сначала посчитали, что это «обычный орел», потом все же выяснили, что птица редкая. Самка, до ранения, высиживала птенцов. Итог одного выстрела — птица больше летать не будет, в природу не вернется. Птенцы погибли. Браконьера, разумеется, не нашли (да и вряд ли искали). В Центре спасения птиц прибавился еще один голодный рот.

«Я, честно говоря, уже боюсь что-то просить. Знаю, что могут сказать: у нас проблемы с детьми и стариками, на решение многих вопросов денег не хватает. А тут вы со своими птицами», — грустно улыбается Галина.

3Главные проблемы Центра — не только полное отсутствие финансирования, но еще и помещение, содержать в котором птиц очень сложно. Узкая теплица для этого не предназначена. Более того, 70-летние здание начало рушиться. Пилюгина и Данилова набрали в лесу камешков, попросили на юннатке пескоцементную смесь, и сами укрепили, как, смогли, осыпающуюся стенку. Сколько еще она простоит — неизвестно. Может случиться и так, что в один прекрасный момент все рухнет, и птиц засыпет кирпичами.

Еще в марте пернатых пообещали переселить. На сайте регионального правительства вышел релиз с громким названием: «Губернатор Сергей Морозов решил вопрос с размещением Центра спасения птиц в Ульяновской области». В качестве одного из вариантов рассматривался дендропарк. Место как нельзя подходящее: зеленая зона, простор… Однако вопрос так и не решился до сих пор. Чиновники, похоже, просто забыли про птиц.

Я напомнила о проблеме Центра губернатору Сергею Морозову, он обещал «спросить» с подчиненных на ближайшем аппаратном совещании…

Между тем, я думаю, для хотя бы частичного решения проблемы хватило бы даже небольшой части средств, которые, например, выделяются на функционирование региональной Экологической палаты. Помощь уникальному Центру, каждый месяц спасающего краснокнижных птиц — разве не должно это быть в приоритете у экологов?

Или действительно, птичку совершенно не жалко?

5Как помочь Центру спасения диких птиц?

Страница в фейсбуке, где публикуются последние новости:

Пилюгина Галина [email protected]; моб.т.89061408152 (Билайн),+79297912773 (Мегафон); Viber+79297914475

Карта Сбербанк 5469690011228799 (Пилюгиной Галине Валентиновне)

Яндекс-деньги 410011267599588;

Киви-кошелек +79656994281

Виктория Чернышева

Фоторепортаж с операции лебедя Беляшика, которую провела в Димировграде Ольга Данилова

Комментарии к этой публикации отключены.