Simbirsk.city

Американское образование

Воскресное чтиво от политолога, магистранта Университета Луисвилла и нашего земляка Никиты Слепцова.

Университет Луисвилла

Университет Луисвилла.

Американское образование, как и многое в США, основано на принципе, что каждый человек индивидуален, и у него могут быть свои интересы, отличные от группы. Это делает российскую систему образования, где государство определяет образовательный стандарт непросто другой, но и в чем-то противоположной. К сожалению, я не могу говорить об отдельных образовательных программах потому, что незнаком с ними. Я достаточно кратко опишу моим читателям,  как устроено образование в США, его сильные и слабые стороны, какими они видятся мне.

Со школьной скамьи (не очень уместно так говорить в отношении американских школьников — ведь на скамейках они не сидят) молодой американец волен выбирать школу, в которой он будет учиться. Американская система общего образования представляет собой единство трех уровней, которые формально есть и в России. Первый уровень – это начальная школа (elementary school), второй – средняя школа (middle school) и третий – высшая школа (high school). Весь процесс обучения в школе занимает 12 лет. Особенность тут такова, что все три школы практически всегда расположены в разных зданиях и по окончании каждой ступени американец определяет, какую школу выбрать  следующей. Я полагаю, это одна из положительных сторон,  потому что с детства люди привыкают к мобильности. В США отсутствует федеральное министерство образования, а ответственность за эту сферу возложена на правительства штатов. Соответственно, каждый штат определяет то, чему будут учить детей. Ученик не пассивный участник этого процесса. В процессе своего обучения он имеет возможность выбирать предметы, которые будет изучать (то, что ему интересно) . Наряду с так называемыми основными предметами (core curses),  существуют и элективные предметы.  Чтобы окончить учебное заведение и получить диплом, необходимо набрать определенное количество кредитов или кредитных часов (credit hours). Эта система продолжается и в университете или колледже. В США полностью отсутствует система среднего специального и среднего профессионального образования. Колледжами тут называют в основном частные (мы бы сказали — высшие) учебные заведения, и колледжи – это своего рода аналоги факультетов в российских университетах.

Образование в университете тоже предполагает различные варианты. Первая ступень тут – бакалавриат, который аредполагает четырехлетнее образование. В каждом семестре студенту нужно набрать 12 кредитных часов (один курс – три кредитных часа). Магистратура (Master’s) и докторантура (Ph.D) считаются в США аспирантурой, тогда как у нас, как мне это видится, магистратура оказалась обязательной ступенью, без которой скоро и на работу брать перестанут.

Человек может быть студентом «на полную ставку» (full-time student), то есть взять не меньше положенного минимума кредитных часов (для бакалавра 12, для магистра – 9), можно быть студентом «не на полную ставку», то есть взять меньшее количество часов и, соответственно, меньшую нагрузку.  Но процесс обучения занимает больше времени (для магистра образование можно максимально растянуть на 6 лет), а можно просто купить отдельные курсы и прослушать для своих личных целей без получения степени. Как и в школе, в университете есть основные предметы и дополнительные. Именно по этой причине на каждое занятие приходят разные студенты, что не очень обычно для россиянина.

Немного о моем личном опыте обучения политической науке до сегодняшнего дня. Политология в Америке – это скорее наука, чем нормативная теория. Кафедры в университетах занимаются проведением исследований; ученые ставят гипотезы и тестируют их эмпирически. Места для политического философствования практически нет. Бакалавры-политологи практически не знакомятся ни с философией, ни с историей политической мысли. Как сказал мой друг и коллега: «Так тоже можно заниматься политологией» и с ним, конечно, невозможно не согласиться. Хотя для меня все же остается непонятым вопрос о том, как можно заниматься изучением даже электорального поведения, если не знаешь что такое «Гоббсова проблема».

Другой сильной стороной американской системы образования является междисциплинарный подход. Каждый студент-политолог в качестве элективных курсов может взять предметы, преподаваемые на других кафедрах (можно взять политическую социологию или социальную философию и так далее).

Магистранту приходится очень много читать и писать. Если российский студент пишет одну курсовую работу в семестр, то у меня по каждому предмету курсовая работа и огромный объем материала, который нужно читать. После прочтения происходит обсуждение с преподавателем и сокурсниками. И тут, как мне кажется, обнаруживает себя третья сильная сторона – командная работа.

Периодически я думаю, что следовало бы, наверное, нашим преподавателям давать нам больше материала, а не просто вычитывать лекции и спрашивать прочитанное на семинаре. Нужно было давать нам больше заданий по прочтению литературы. В российском университете у меня было много свободного времени, которое я мог бы потратить на чтение книг.

Хотя потом я останавливаю себя на той мысли, что для того, чтобы получить работу в аппарате государственного или муниципального органа власти, партии или провластной НКО совершенно необязательно (а порой и откровенно вредно) знать работы Канта, Локка, Токвилля, Роулса, Даля и других.

Получение должности преподавателя в американском университете – сложная задача. Нужно быть лучше, умнее, активнее других. Но есть и другая, слабая сторона, как мне кажется. В Америке, как я уже писал в прошлой статье, существует идея, связанная с уравниванием. Как мне сказал мой преподаватель для того, что бы получить ставку легче всего нужно быть гомосексуальной афро-американкой. Все из-за того, что бы соблюсти равенство возможностей для всех. Сами же преподаватели тоже очень разные, но намного более неформальные, чем российские. Со студентами-магистрантами преподаватели тут ведут себя как с коллегами.

Американская система образования совершенно иная, разительно отличается от российской. Я склоняюсь к тому, чтобы сделать моральное суждение и сказать, что она лучше, но все же удерживаюсь от этого. Тут намного больше возможностей для получения хорошего образования из-за доступа к ресурсам, но очень много ответственности положено на студента и его личную мотивацию, тогда как в России университетским преподавателям периодически приходится заставлять студента учиться.

Никита Слепцов

Фото автора

Комментарии к этой публикации отключены.