Simbirsk.city

Иштекс: в ожидании решений

В общежитии обанкротившейся фабрики «Иштекс» вчера принимали «гостей» — в очередной раз сюда пришли члены межведомственной комиссии, которые заново обследовали комнаты. «Как будто увидят что-то новое, — не скрывали эмоций ишеевцы, — сколько же можно ходить и записывать одно и то же!».

С лета, когда людей наконец-то собрали в администрации района, чтобы поговорить о том, что делать с никому не нужным разрушающимся зданием, в котором имеют несчастье жить несколько семей, в общежитии не изменилось абсолютно ничего. Те же обезображенные черным грибком углы, отваливающиеся новенькие обои, удушливый запах плесени, который невозможно выветрить. Из щели под подоконником слышен свист ветра. На улице пока плюс, морозов нет, но ишеевцы уже включают по несколько обогревателей.

IMG_8436

«Вот у меня один масляный, и один — с горячим воздухом. Плюс тот, что нам установили, когда отрезали от центрального отопления. Если что-то отключить, будет невозможно даже наступить на пол. Недавно снова потекло с потолка, осыпается штукатурка. И ради этого я честно проработала на фабрике 45 лет…», — жалуется Таисия Кагриманян.

У ее соседки, несмотря на постоянно работающий обогреватель, температура — всего 9 градусов. Сверху — дырявая крыша, по бокам — неотапливаемые комнаты, снизу — два пустых этажа. Обогревай — не обогревай — бесполезно. Только тратишь деньги: в месяц только за электричество у жильцов общежития выходит более пяти тысяч рублей.

IMG_8430

В ожидании чиновников, которые опоздали на 40 минут, ишеевцы делятся воспоминаниями. «Помню, как отмечали Новый год, сидим за столом, а изо рта идет пар. На улицу выходишь — кажется, что там теплее. Мы, пока здесь жили, спать ходили к мужу на работу — он охранник, хозяин фирмы добрый, разрешал. Деньги уходили только на коммуналку и на лекарства детям, постоянно болели», — рассказывает многодетная мама Светлана Вишнякова.

В общежитии она с детьми уже некоторое время не живет — потому что жить в таких условиях просто невыносимо. Дверь из-за сырости перекосило, постоянно льет с потолка. Светлана обижается: «Нас постоянно упрекают — вот, вы не живете здесь, значит вам есть где, значит, ничего не положено. Но мы и так еле сводим концы с концами. Мы здесь прописаны. У меня 21-летний сын, которому тоже надо где-то жить. Почему же мы слышим постоянные упреки от чиновников? Ведь не мы довели это здание до такого состояния».

IMG_8422

Члены комиссии и правда не только осматривают заплесневевшие углы, трещины в стенах и дыры в полу, но еще и сразу же выносят вердикт: «Здесь никто не живет». «Давно не было ремонта? Но его сделать невозможно — все сразу же отваливается», — парируют жильцы.

«А вот здесь хорошо», — замечает один из гостей. В маленькой комнатушке (за большим шкафом — кровать и телевизор, в крошечном закутке — стол, электроплитка, холодильник, чайник, стиральная машина — не развернуться) действительно пытаются навести уют. Но благостную картину портит запах. «Ну что ж поделать, это же не приспособленное для жилья помещение», — заявляет член комиссии.

IMG_8417

Все это понимают. Равно и то, что третий этаж, где живут люди, держится на честном слове. В комнатах, где стоят две колонны, подпирающие крышу, зияют дыры, стена перекосилась. В одной из секций угрожающе расширяется трещина в стене. «Неудивительно — каждую ночь у нас на первом этаже что-то пилят, разбирают — добирают остатки. Как-то раз я попыталась с мужиками поговорить, так они послали матом», — говорит Кагриманян.

Кстати, недавно комнаты обследовала комиссия из Роспотребнадзора — специалисты замерили температуру в комнатах, посмотрели отсыревшие стены. Данные должны передать в прокуратуру.

IMG_8438

Пока же жильцов волнует вопрос, как они переживут очередную зиму:

«Вы знаете, что у нас туалет промерзает насквозь? Весной приходится ломом пробивать. И это условия, в которых можно жить?».

Впрочем, председатель комиссии Александр Каманин уверен, что отремонтировать здание все-таки можно: «Все решаемо, при наличии средств». По его словам, третий этаж, где живут люди, муниципалитет все-таки принял на свой баланс. Хотя неразберихи с общежитием до сих пор хватает — и адрес у него не тот, и собственников помещений нашлось почти два десятка. «Приглашали на осмотр собственников первого этажа — не явились», — уточняет Каманин.

IMG_8432

Напомним, здание Иштекса еще в 2012 году было признано аварийным. Администрация Ульяновского района пыталась это решение оспорить, но не удалось. Теперь, видимо, последний этап — будут заказывать экспертизу, в первую очередь, несущих конструкций. С большой долей вероятности можно предположить, что эксперты скажут: здание опасно не то, что для жизни — даже для временного пребывания внутри.

О проблеме ишеевцев мы напомнили губернатору Сергею Морозову на Совете по развитию гражданского общества и правам человека. Он пообещал, что семьи, которые постоянно проживают в общежитии, будут переселены в маневренный фонд.

Хочется верить, что этот вопрос решится хотя бы до наступления зимы. Гнилая проводка, осыпающиеся стены, промерзший насквозь туалет — явно не то место, где должны находиться жители креативного, индустриально развитого, перспективного региона.

IMG_8447

Виктория Чернышева

фото автора

Комментарии к этой публикации отключены.