Simbirsk.city

Геннадий Антонцев: «Прокуратура воспользовалась своим правом»

Председатель комитета Законодательного собрания Ульяновской области по жилищной политике, жилищно-коммунальному хозяйству и энергетике, депутат Геннадий Антонцев считает, что в программе финансирования замены лифтов за счет средств капитального ремонта есть откровенно слабые места.

Геннадий Антонцев. Фото zsuo.ru

Геннадий Антонцев. Фото http://www.zsuo.ru/

— Как Вы можете прокомментировать обращение прокуратуры в суд с заявлением о признании решения попечительского совета регионального Фонда модернизации жилищно-коммунального комплекса об отборе подрядной организации ничтожным, а договора подряда от 27.07.2015, заключенного с ООО «Модтфил», — недействительным?

— Я по этому поводу могу сказать только одно:  у прокуратуры было право, которым она воспользовалась. На некоторые аспекты работы Фонда модернизации ЖКК мы обратили внимании ранее, еще во второй половине июня на круглом столе. Мы рассматривали вопрос по капитальному ремонту лифтов, там было высказано много вопросов, замечаний  и рекомендаций. Не на все из них были получены ответы. Это показало, что у Фонда есть откровенно слабые места в этой программе (запись заседания комитета от 17 июня 2015 года:

Необходимо было проработать расчетные и организационные компоненты работы. Однако Комитет ЖКХ Заксобрания не может вмешиваться в работу Фонда напрямую. Ситуация с попечительским советом Фонда для меня щекотливая, так как с февраля текущего года этот совет возглавляю я.

И мне было неприятно узнать из материалов проверки в прокуратуре, что было 2 заседания попечительского совета, о которых я — ни сном, ни духом. Но, согласно уставу Фонда, инициатива созыва заседания попечительского совета есть не только у председателя совета. О заседании совета по лифтам не сообщалось и меня на него не приглашали. В настоящее время устав Фонда меняется, комитет ЗСО предложил ужесточить процедуру созыва совета, чтобы гарантировать независимость и объективность решений попечительского совета.

— Прокуратура заостряет внимание на том, что только 2 лифта признаны непригодными к эксплуатации.

— Никто не будет отрицать, что замена лифтов нужна: многие из них дышат на ладан и технически неисправны. Другое дело, как и на основе какой экспертизы эта программа составлена. На самом первом совещании, когда мы разговаривали со специалистами, которые занимаются обслуживанием лифтов, я пытался понять, есть ли у нас обобщенная информация по состоянию лифтов. Ведь они относятся к опасным для эксплуатации объектам. Не секрет, что большая часть средств, собираемых по строчке «содержание и ремонт жилья», уходит именно на лифты. Их содержание. Деньги тратятся большие. Нам было важно оценить, насколько те или иные лифты действительно нуждаются в ремонте. Выяснилось, что одна из самых больших проблем – учет состояния лифтового хозяйства. Это очень серьезная недоработка: нет достоверной и обобщенной информации, в каком состоянии находится лифт в целом, различные его составляющие.

Вопрос о том, все ли 600 лифтов на самом деле требуют замены ставился изначально, как и вопрос — можно ли действительно уложиться в сумму от 1,5 до 2 миллионов рублей на лифт. Возможно, где-то можно обойтись меньшей суммой, где-то – большей. Это зависит и от того, кто и как их обследовал.

Не могу точно сказать, откуда прокуратура взяла такие цифры. Но важно понимать, что есть проблема стыковки Жилищного кодекса с местным законодательством и практикой в части понятийных определений.  По кодексу, в программу капремонта могут попасть лифты «в непригодном для эксплуатации» состоянии. В программе капремонта лифтов предлагается ремонтировать и заменять лифты с истёкшим сроком эксплуатации. Попробуйте представить ситуацию, когда лифт сначала признали негодным к эксплуатации, следовательно, отключили, потом запустили процесс включения лифта в программу капремонта, затем объявили конкурс и так далее. А лифт в это время не работает… Могу лишь предположить, что именно неоднозначность правовых формулировок привела к тому, что прокуратура сочла неверными действия Фонда и трактовала, что вышли из строя только 2 лифта, а вы, мол, хотите отремонтировать все 600.

К сожалению, эта проблема не урегулирована и сверху. Если почитать проект Стратегии-2020 развития ЖКХ, там целый раздел посвящен тому, что в России необходимо ремонтировать лифты. Федеральный Минстрой сейчас увлечен идеями чуть ли не выстраивания рейтингов, какой регион лучше ремонтирует у себя лифты. Это недочет политики Минстроя, когда в ранг федерального тренда начинают возводить тенденции, которые недостаточно проработаны. Это мой упрек федеральному министерству, которое делает очень много популистских заявлений, на которые попадаются регионы, вынужденные на все реагировать, чтобы не потерять финансирование. В противном случае для регионов возможно наказание – в первую очередь, финансовое.

Аналогичная ситуация была с лицензированием управляющих компаний, когда задумки федерального центра «аукались» регионам. Соревнование между субъектами по ремонту лифтов – такое же следствие политики Минстроя РФ, который не обращает внимания на неточности формулировок жилищного законодательства.

Что касается прогноза по судебному разбирательству, мне пока трудно делать выводы, потому что я не видел, на чем прокуратура основывает свои выводы. Они имеют право обратиться в суд и сделали это…

Председатель комитета Законодательного собрания Ульяновской области 

по жилищной политике, жилищно-коммунальному хозяйству и энергетике Геннадий Антонцев

Фото http://www.zsuo.ru/

Комментарии к этой публикации отключены.