Simbirsk.city

Виктория Чернышева: Время подделок

История с одним из лучших образцов деревянного зодчества начала XX века, домом купца Ермакова, завершилась, увы, предсказуемо. На месте здания, более ста лет украшавшего улицу Мира (раньше она называлась Кирпичной), строят бетонную коробку. Старый Симбирск уступает место агрессивному Ульяновску — еще немного, и деревянных домов, построенных с любовью и душой — с резными наличниками, оригинальным декором, больше не останется. Не спасут никакие статусы «памятников» местного, да и даже федерального значения. На их месте, в лучшем случае, возведут подделки.

Напомним историю дома купца Ермакова. В 1888 году его построил симбирский мещанин Шкляр. В 1910-х годах его приобрел купец Ермаков, который возвел двухэтажный пристрой и владел им до 1916 года. Долгое время в доме располагался детский сад, но после того, как его закрыли, здание вместе с участком за скромную, по некоторым данным, цену — всего 3,5 миллиона рублей — продали местному бизнесмену.

Дом купца Ермакова поставили на госохрану как памятник архитектуры и истории муниципального значения — подобные объектов в Ульяновске сегодня можно пересчитать по пальцам. Но интерес предпринимателя к этому зданию был продиктован явно не любовью к истории. Земля здесь «золотая» — в самом сердце города. В начале 2012 года дом Ермакова сожгли. Огонь повредил фасад, внутренние помещения. После этого уже никто не сомневался, что будет дальше.

Схема уничтожения таких объектов проста и понятна. Еще до пожара, который стал, по сути, приговором для здания, комитет по культурному наследию штрафовал собственника дома Ермакова за то, что он не принимал меры по его сохранности: внутрь мог зайти кто угодно, в том числе бомжи. Живущие по соседству люди утверждали, что поджоги, которые, правда, удавалось потушить вовремя, уже были. Все шло по известному сценарию: именно того как появляется государственный орган, который требует от собственника сохранить здание, зачастую, происходят «неожиданные» пожары.

Следствие длилось год — виновных так и не нашли. То, что осталось от дома купца Ермакова, снесли. Собственника обязали памятник восстановить. Но, как водится, бизнесмен решил совместить «приятное с полезным»: по проекту, за «восстановленным» зданием, практически, стена в стену, будет клубный дом. Затраты надо окупать. Как это будет выглядеть, можно представить уже сегодня.
1

По словам руководителя регионального департамента по культурному наследию Шарпудина Хаутиева, собственник сохранил не сгоревшие деревянные элементы — декор, наличники которые были на оригинале. Остальное, по проекту, придется изготавливать заново. Сам дом не будет деревянным — сама коробка — из «современных материалов», снаружи, видимо, все же обошьют деревом. «Приспособление для современного использования» (как указано в паспорте) будет, скорее всего, предсказуемым — в доме Ермакова разместятся офисы. Госэкспертизу проект прошел, никаких претензий от контролирующих органов к нему нет.

Но все равно, остается ощущение подделки. Это уже не дом купца Ермакова, несмотря на пару сохранившихся деревянных наличников. Новострой, пусть и возведенный по старым чертежам. К чести организации, разрабатывавшей проект, на клубном доме, который «прилепится» позади «памятника», повторяется декор, так что хоть какая-то попытка соединить несоединяемое есть.
2

К сожалению, чаще приходится сталкиваться с иным подходом. Взять уже подзабытую историю с домом Курчатова, расположенным в сотне метров от дома купца Ермакова, на не менее лакомой земле. Когда здесь еще не было жилого комплекса «Мирный», а была стоянка заволжских маршруток, здание, имеющее историческую ценность, пострадало.

Возможно, даже не все горожане знают, что в этом кирпичном двухэтажном доме, построенном в 1878 году, в начале XX века, жила семья будущего физика-ядерщика, и сам молодой Курчатов. Здание было памятником регионального значения. Когда территория вокруг него превратилась в гигантскую стройплощадку, по стенам поползли трещины. Охранную зону вокруг дома Курчатова урезали до цоколя. Памятник всем мешал.

В защиту дома Курчатова прошло два пикета, в которых принимали участие профессора

местных вузов, в Росохранкультуру и прокуратуру были высланы заявления. Защитники считали, что здание могло бы стать привлекательным местом для туристов — если разместить в нем научно-просветительский центр. Директор дома музея

Курчатова в Москве Раиса Кузнецова пообещала передать вещи семьи Курчатовых, которые были в свое время вывезены из Ульяновска.

Но в итоге дом разобрали по кирпичику, а затем сделали его частью высотки. Этот симбиоз нелеп и режет глаз. Никакого музея в «доме Курчатова», разумеется, нет и, думается, быть не могло. Не место памятникам на «золотой» земле.
3

Стоит шагнуть чуть в сторону от мемориальной зоны, и становится дурно от отсутствия хоть какой-то стратегии застройки центральной части Ульяновска. Далеко ходить не надо — под окнами у депутатов законодательного собрания возвели новое офисное здание, которое многие называют «монстром». Особенно, если сравнивать его с расположенным по соседству шедевром авторства знаменитого архитектора Федора Ливчака — домом купца Бокоунина — «Теремком».

Это здание выглядит, скорее, пародией на «Теремок».
4

Эпоха деревянного Симбирска уходит. Счастье, что у нас, стараниями Александра Николаевича Зубова, остался, в самом центре, целый кусок старого города. Пока неприкосновенный.

Но многие горожане рады новостям, что сгорел или снесли очередной деревянный дом. В одной из дискуссий в Фейсбуке мне заявили, что «эта рухлядь» никому не нужна — людям лучше жить в клубных домах. Но в них нет ни красоты, ни души, ни оригинальности, ни стиля. Лично я вижу только желание побыстрее построить и подороже продать, что, конечно, нормально для бизнеса.

Но плохо, очень плохо для города.
5678

Виктория Чернышева,

фото автора.

Комментарии к этой публикации отключены.