Simbirsk.city

Общежитие в «Иштексе»: пошумели и бросили

В середине июля жители многострадального общежития, расположенного в полуразрушенном здании фабрики «Иштекс», встретились с чиновниками и представителями ОНФ. Разговор получился сложным: для ишеевцев стало откровением, что их дом по Новокомбинатовской, 18, оказывается, имеет другой адрес — в реестре Ишеевского городского поселения он значится как дом №6. 

Переселение откладывается: общежитие на «Иштексе» признали требующим капремонтаБолее того, выяснилось, что общежитие на балансе муниципалитета не состоит. У здания два десятка собственников, и чтобы каким-то образом начать решать проблему, нужно сначала найти хозяев и выяснить, нужен ли им этот объект.

Чиновники пообещали создать инициативную группу из числа самых активных жильцов, чтобы обсуждать проблемы и искать пути выхода из сложной ситуации. Договорились собираться раз в месяц, хотя, по нашему мнению, и этот срок слишком большой. До 1 сентября удалось бы собраться всего два раза — в июле и августе. А впереди дожди, холод, крыша снова будет протекать, нормального отопления не будет. Людям придется дышать плесенью и выбрасывать испорченные сыростью вещи.

Увы: с 19 июня с жителями общежития по сей день никто не встречался.

«Одно вранье, ничего не было. Мы по-прежнему никому не нужны. Недавно был дождь — весь коридор стал мокрым, в двух комнатах все протекло. Уже боимся думать, что будет, когда придет осень. Здание ветшает, состояние его только ухудшается, но никому до этого нет дела», — рассказывает Таисия Кагриманян.

За время «паузы», взятой чиновниками, произошло многое. В июне ишеевцы выиграли суд, который признал, что здание общежития считается аварийным. Администрация Ульяновского района категорически признавать это не хочет. Видимо, по мнению чиновников, трещины в стенах и полу, откуда видно нижние этажи, постоянно протекающая кровля, разобранные на первом этаже перегородки, которые, по сути, уже не держат здание — это нормальные, пристойные условия. А жители, видимо, просто капризничают, надумывают проблемы.

Уверенность в том, что все хорошо, администрация района проявила в апелляции, поданной в областной суд. По словам Таисии Кагриманян, разбирательство назначено на вторую декаду августа. Какое решение будет вынесено, признают ли здание аварийным снова, либо нет, предположить сложно. Ясно одно: проблемой никто не занимается. Пошумели и бросили.

«Заботу» однажды все же проявили. Пришли к нам две девочки, принесли бумаги, где рассказывалось о программе освоения села — мол, участвуйте, будет вам и жилье, и земля, на льготных условиях, со специальными кредитами. Я сначала не вчиталась, а потом просто села: участниками программы могут быть люди до 35 лет. А я 45 лет проработала на «Иштексе». Туда даже сын мой не подходит, ему уже исполнилось 37», — говорит Кагриманян.

Мы обратились в ОНФ, который взял на себя обязательство контролировать ситуацию в общежитии «Иштекса». Нас заверили, что продолжают держать руку на пульсе и считают, что проживать в таких условиях жить людям нельзя, выход нужно найти в максимально короткие сроки, желательно до наступления отопительного сезона.

Из информации, предоставленной ОНФ, выяснилось вот что:

Муниципалитет запросил сведения УФМС России по Ульяновской области — на каких основаниях людей зарегистрировали по адресу Новокомбинатовская, 18 — ведь на самом деле, номер дома другой. Эти сведения получить не удалось, так как срок их хранения — 3 года. А многие люди прописались в общежитии в 80-90-е.

Были получены  сведения о собственниках площадей здания, где живут люди — в списке несколько человек и ряд фирм и компаний.

Администрация Ульяновского района предложила жителям принять участие в разнообразных программах по улучшению жилищных условий. Но никто из граждан это не сделал. Судя по всему, к этим программам относится упомянутое Таисией Павловной переселение на село с льготным кредитом. Думается, ввязываться в ипотеку, даже на самых выгоднейших условиях, ишеевцы не будут. Просто потому что не потянут.

В Ульяновский районный суд поданы иски о признании утратившим право пользования жилым помещением и снятии с регистрационного учета ряда жителей, о выселении и признании договоров социального найма незаконными. Любопытно, что никакого  отношения к зданию муниципалитет не имеет (договора социального найма, по сути, силы не имеют), но выселить людей стремиться.

Инвентаризация муниципального жилого фонда показала, что свободных жилых помещений нет. А потому людям можно не надеяться на предоставление альтернативного жилья.

Наконец, сделан вывод, что сейчас обращение в суд за признанием права муниципальной собственности на здание, где находится общежитие, невозможно. Нет сведений о праве на данные помещения, их площади, оценки имущества.

Встреча с собственниками здания запланирована на конец августа — начало сентября.

«Больше всего поражает несправедливость. Мы ведь исправно платили все коммунальные взносы, а теперь оказывается, что нашего дома нет. Куда же все уходило? Отдайте мне все, что я выплатила, с 1984 года — думаю, на комнату точно хватит», — резюмирует Кагриманян.

Складывается ощущение, что вся эта ситуация — огромный, неподъемный монолит, который толкай с любой стороны — бесполезно. Тем более, если толкающие не заинтересованы в том, чтобы монолит сдвинуть.

Виктория Чернышева 

Фото автора

Комментарии к этой публикации отключены.