Simbirsk.city

«Кабала святош» впервые в Ульяновске

Драматический театр представил зрителям новую постановку по пьесе Михаила Булгакова «Кабала Святош». Нам удалось побывать в закулисье театра и пообщаться с режиссёром спектакля Олегом Михайловичем Липовецким.

3623_514926321898028_2081135012_n

Олег Михайлович Липовецкий

— Олег Михайлович, сперва хочется сказать большое спасибо. Думаю, многие зрители разделят моё впечатление, что генеральная репетиция спектакля «Кабала святош» была скорее похожа на настоящую премьеру. В Ульяновске Вы работаете по приглашению драматического театра?

Олег Липовецкий: Да. Сергей Анатольевич Морозов (художественный руководитель театра) пригласил меня поставить спектакль. Мы договорились с замечательным директором ульяновского театра, Никоноровой Натальей Александровной, и вот я здесь.

— Пьеса для постановки была выбрана театром?

Олег Липовецкий: Нет. Выбор произведения не может быть только за театром, поскольку спектакль — это всегда высказывание режиссёра, поэтому необходим консенсус. Мы вместе искали материал, который удовлетворил бы и театр, и режиссёра.

— У пьесы «Кабала святош» интересная история. Впервые удалось поставить её на сцене только спустя шесть лет после написания в феврале 1936 г. Пьесу сначала запрещали к постановке, затем разрешили, но после семи показов её вновь запретили. Это произведение ставили и российские, и зарубежные труппы. Но всё равно это не столь распространенный, и даже редкий спектакль.

Олег Липовецкий: Не соглашусь. Эту пьесу ставили очень много. Ставил ее и Московский Художественный театр, и «Современник», и многие другие. Что касается нелёгкой судьбы пьесы — она перекликается и с непростой творческой долей её автора Михаила Афанасьевича Булгакова, и с судьбами других великих писателей, поэтов, художников, которые во все времена испытывали давление. В общем, наш спектакль именно об этом.

— Насколько нам известно, Вы впервые в ульяновском театре как режиссёр-постановщик. Как Вам работа с ульяновскими актёрами? Были трудности в постановке пьесы?

Олег Липовецкий: Во-первых, в Ульяновске прекрасные актёры, и это правда. Во-вторых, всю кухню на широкое обозрение выносить не принято. С неким творческим вызовом актёры действительно столкнулись. Им было необходимо овладеть новым театральным языком, новым жанром и природой существования – и с этим они прекрасно справились. Мне кажется, что спектакль станет для театра неким расширением творческих границ, определенной творческой победой.

— Для меня, как ульяновского зрителя довольно таки непривычно было видеть, как сильно в постановке задействованы не только сцена, но и весь зал театра, и зрители. Это Ваша творческая находка или необходимость в данном спектакле?

Олег Липовецкий: Не во всех моих постановках задействован весь зал. Я считаю, что в 21 веке глупо делать вид, что сцена — это не сцена, а настоящий дворец или другое пространство спектакля, а зала и зрителей нет. Мы живём в совершенно другое время, когда былое чёткое разделение зала и сцены размывается, разрушается «четвёртая стена» между ними. Меняется мировосприятие. Рядом с нами присутствует изменённая реальность. Развиваются технологии, мы владеем гаджетами, 3D-очками и т.д. В некоторых случаях притворяться, будто в зале нет зрителя, глупо. Это вовсе не значит, что необходимо в каждом спектакле впрямую общаться с залом или делать что-то в партере или на ярусах. Однако сейчас способ существования актёра должен быть несколько отличен от того классического театра, который был 50 или 100 лет назад. Меняется мир, а значит должен меняться театр и актёр, чтобы нести новые смыслы, при помощи нового языка, современному зрителю.

— Значит, театр должен соответствовать времени, в котором идёт постановка спектакля?

Олег Липовецкий: Театр это настолько сиюминутное искусство, что если он не современен, он не имеет смысла вообще. Если он не затрагивает сегодняшние темы, не говорит зрителям о сегодняшнем дне, то он вообще не должен быть. Есть литература, живопись, музыка и иное искусство, которое существует вне времени. Поясню. Литературные произведения написаны однажды и остаются неизменными на века. У литературы есть шанс либо стать классикой, либо исчезнуть. У спектакля такого шанса нет. Он живёт, только пока играется на сцене театра. В записи спектакль не живёт, он остаётся, как историческая память, но своё существование прекращает. Как говорил Вахтангов, есть формула выбора пьесы «Время-автор-коллектив». Можно добавить в эту формулу ещё и место. Одно дело — ставить спектакль в Африке, другое — в Ульяновске, третье — в Москве и т.д. Место является очень важным дополнением при выборе пьесы. Если спектакль говорит о том, что здесь и сейчас волнует зрителя и актёра, он имеет смысл.

— Если мы заговорили о важности такой категории как место, хочется узнать, что Вы успели посмотреть и посетить в Ульяновске?

Олег Липовецкий: Я смог посетить несколько спектаклей Ульяновского драматического театра. Они действительно хороши, исполнены на высоком профессиональном уровне, многие из них я бы посмотрел вновь. Не раз я уже говорил, что Ульяновск — очень красивый город. Я не был далеко за центром города, но могу сказать, что центр – просто восхитительный. Мне понравилась набережная, успел искупаться в Волге и побывать на пляже. А ещё в городе очень красивые девушки.

— Сколько по времени занимает процесс постановки нового спектакля?

Олег Липовецкий: Срок назвать нелегко. С момента зарождения до премьеры спектакль проходит много этапов. Сначала мы договариваемся с режиссёром театра о постановке пьесы. Потом начинается работа у меня в голове, возникают идеи и образы постановки, затем необходимо выбрать художника, который сможет это воплотить на сцене. После начинается работа с художником постановщиком. Все вместе – огромный подготовительный период, который сложно отразить в часах или днях. А если говорить о репетициях, то было 60 репетиционных точек, примерно это полтора месяца.

-Есть ли разница между зрителями, к примеру, в Ульяновске и Петрозаводске?

Олег Липовецкий: У меня было не так много времени, чтобы понять это. Но, насколько я понимаю и подозреваю, ульяновский зритель любит классический театр. Классический в хорошем понимании слова – глубокомысленный и вербальный. При этом спектакль «Ромео и Джульетта» в постановке Искандэра Сакаева, решенный не классически, ульяновский зритель принимает хорошо. Кстати, Сергей Анатольевич провёл параллель между этим спектаклем и моим, хотя мне кажется, они совсем не похожи.

-Возможно, сравнение шло исходя из энергетики спектакля, они оба затрагивают многие чувства и эмоции зрителя. Некоторые проводили сравнение вашей постановки с приезжим в наш город спектаклем «Юнона и Авось», эта рок-опера является невероятно ярким событием, так же как и «Кабала святош». Интересно, сильно ли изменится спектакль до премьеры?

Олег Липовецкий: Глобальных изменений не будет. Спектаклю просто нужно встать на ноги. Он прошёл проверку на зрителе, первая открытая репетиция всегда сложна для актёров. На такие показы, как правило, приходят самые строгие и требовательные зрители. С одной стороны, это хорошие друзья театра – театралы, коллеги по цеху, журналисты, – которых радушно пригласили на репетицию, но с другой стороны, они выступают в роли настоящих первых критиков. «Кабала святош» прошла первую проверку, и можно сказать, что актёрам удалось взять зал. Правда, не сразу, не с начала спектакля. Я сидел в зале и почувствовал, что сначала зрители словно выставили защитный барьер. Немного сложно воспринимать впервые иную эстетику, и на это мы тоже рассчитывали. Но после актёрам всё же удалось захватить внимание зрителей и увлечь их историей пьесы «Кабала святош».

— Что бы Вы хотели передать нашим читателям и ульяновским театралам?

Олег Липовецкий: Ульяновские  зрители, приходите в свой хороший театр, увидимся с Вами в августе на открытии нового сезона и на премьере спектакля «Кабала Святош»!

Интервью подготовила Мария Костяева 

Фото автора

 

Комментарии к этой публикации отключены.