Simbirsk.city

«Невидимки»

Сегодня — международный день борьбы за права инвалидов

Виктория Чернышева: «Невидимки»

Более двух десятков лет назад, 5 мая 1992 года, люди с ограниченными возможностями из 17 стран впервые одновременно заявили о своем желании бороться против дискриминации. С того времени подобные мероприятия проводятся регулярно, в том числе, и в России.

В Ульяновске этот день проходит тихо и незаметно — несмотря на то что в регионе проживает более 120 тысяч людей с ограниченными возможностями. Ни акций в поддержку чьих-то прав, ни торжественных шествий. Наших инвалидов практически не встретишь на улицах, в транспорте, торговых центрах и кинотеатрах. Человек на коляске — явление, скорее исключительное, чем привычное. Для большинства окружающих они — «невидимки», по одной простой причине. Город для них — среда недоступная, несмотря на все заявленные программы и бравые отчеты чиновников.

Для обычного человека жизнь тех, кто ограничен в своих возможностях — параллельная вселенная. Трудно представить, что сложности — на каждом шагу, начиная от бытовых неудобств и заканчивая невозможностью добраться в гости до соседнего дома зимой — из-за того, что дороги замело, а помочь некому. Пороги, узкие двери, бордюры — все это зачастую непреодолимые препятствия. Элементарный поход в магазин, посиделки с друзьями в кофейне, посещение концерта любимого певца для большинства инвалидов Событие.

Есть, конечно, и радующие исключения. Во время финала школьной лиги КЭС-баскет прошла игра баскетболистов-колясочников. Многих зрителей это потрясло: то, что спортсмены не могут ходить, забывалось. Бодрые, сильные, с искоркой в глазах, они улыбались так, как не умеют улыбаться многие, не осознающие своего счастья — быть здоровым.

В Ульяновске есть колясочники-танцоры, выступающие на разнообразных соревнованиях. Клуб общения «Властелины колес» выдвинул свой проект «Мода без стереотипов» на конкурс, который объявил фонд «Культурная столица». Задумка вроде бы простая, но, в то же время, очень важная. Авторы проекта хотели показать, что моделями могут быть и инвалиды. Предполагалось создание коллекций одежды для людей с ограниченными возможностями, проведение дефиле, организацию психологических тренингов (для поднятия, в том числе, самооценки) и открытие школы моделей и театра моды для «властелинов колес». По сути, это стало бы новым видом реабилитации. Но этот несомненно нужный проект бюджетными деньгами не поддержали. Почему? Наверное, посчитали, что средств на инвалидов и без того выделяется немало.

Только один пример — летом 2013 года в Ульяновске открыли специализированный кинозал для маломобильных граждан. На обустройство зала в кинотеатре «Люмьер» потратили почти 20 миллионов рублей — из областного и федерального бюджетов. В зале нет вмонтированных в пол кресел, что удобно для колясочников, заехать в него можно по удобному пандусу. Вроде бы все отлично. Но один из потенциальных посетителей кинозала, колясочник Егор Озерцов, считает, что это заведение — «гетто» для инвалидов.

«Нужно следить за тем, чтобы новые кинотеатры строились доступными для инвалидов, обязать старые кинотеатры провести реконструкцию. Действующее законодательство определяет главной задачей государства по отношению к инвалидам реабилитацию, социальную адаптацию и интеграция их в общество. Тоже самое говорится и в Конвенции о правах инвалидов. Зачем нужно тратить немалые бюджетные деньги на строительство специального кинотеатра, чтобы чтобы спрятать колясочников от общества?», — говорит Егор.

Озерцов — известный и очень упрямый борец за права инвалидов. Сегодняшний праздник он, пожалуй, может считать своим «профессиональным». Методично, год за годов он пытается сделать так, чтобы программа «Доступная среда» была не просто красиво названа. Еще шесть лет назад он писал в своих обращениях чиновникам, что «ситуация, когда из дома на коляске выехать можно, а больше 20 метров отъехать от дома по прежнему нельзя, в Ульяновске не решается, несмотря на принятый в 1995 году ФЗ №181». И все потому, что в программе нет важного пункта — «реконструкции тротуаров и перекрестков, нуждающихся в снижение высоты бортового камня, для беспрепятственного перемещения на коляске». Пандусы обустраиваются, но с грубейшими нарушениями СНиПов, из-за чего они теряют главный свой смысл — передвигаться даже по центру города инвалидам не просто невозможно, а опасно. Кажущиеся мелочи выливаются в непреодолимые барьеры — взять, например, желоба для стоков дождевой воды, которые в большом количестве сделали на тротуарах, выложенных плиткой. Для колясочника — это конструкции, усложняющие их и без того непростую жизнь.

Но до этого нет никому никакого дела.

Егор жаловался во все инстанции — губернатору, полпреду, главному федеральному инспектору, прокурору области — на то, что отремонтированные Карамзинский сквер и бульвар Новый Венец не приспособлены для беспрепятственного перемещения колясочников, не соответствуют требованиям СНиПа. После двух лет волокиты, прокуратура эти нарушения признала, однако привлечь виновных лиц к ответственности уже было невозможно, якобы из-за того, что истекли сроки давности.

Судебные приставы вынесли 68 (!) постановлений о привлечении к административной ответственности администрацию города. «В 2013 году штраф составлял 5000 рублей, то есть, администрация города выбросила на тот момент на ветер около 3,5 миллиона рублей», — говорит Озерцов. Вместо того, чтобы обустраивать пандусы сразу правильно.

Историй, связанных с нарушением прав инвалидов, вследствие халатности и коррупции, у Егора масса. Однако все это завершается традиционно. Недавно он написал президенту и премьеру РФ жалобу на отписку заместителя председателя правительства Ульяновской области. А в ответ получил… отписку от замминистра здравоохранения и социального развития области. Текст одинаковый, сообщающий колясочнику о том, что «на территории Ульяновской области реализуются мероприятия по созданию для инвалидов условий для участия во всех сферах общественной жизни».

Вот только «невидимками» они от этого быть не перестают.

Несколько лет назад я предлагала нашим чиновникам испытать на себе, насколько у нас безбарьерная среда. Сесть в инвалидные коляски и проехаться по хваленым пандусам — нет, даже не по спальным районам или окраинам — а по центру города. Легко ли заехать в магазин, аптеку, прогуляться от Центробанка до стелы. Тогда, по ряду причин, эксперимент сорвался. Есть предложение попробовать снова. Готов ли кто-то принять вызов и доказать, что инвалиды для властей — не «невидимки»?

Виктория Чернышева

Комментарии к этой публикации отключены.