Simbirsk.city

Мир без опоры. Доля осиротевших детей войны

Традиционно с приближением Дня победы усиливается внимание общественности к ветеранам и очевидцам той войны. В последние годы власть уделяет больше внимания детям войны, родившимся в период с 22 июня 1928 года по 4 сентября 1945. В России их насчитывается около 13 миллионов человек, в Ульяновской области – около 125 тысяч.    

На сегодняшний момент льготы для данной категории граждан составляют: единовременную выплату в размере 500 рублей к 9 мая, право на внеочередной прием у врачей (в большинстве поликлиник и больниц даже и не слышали об этом), ежегодное бесплатное диспансерное обследование, первоочередной прием в областных государственных автономных учреждениях социального обслуживания для престарелых и инвалидов, внеочередной прием на надомное обслуживание.

20 марта 2015 года в Государственную Думу был внесён законопроект «О Детях Войны», которым предусматриваются следующие льготы:

  • ежемесячная денежная выплата;
  • бесплатный проезд всеми видами городского транспорта;
  • право на ежегодную диспансеризацию в медицинских учреждениях субъекта РФ;
  • преимущество при вступлении в жилищные, жилищно-строительные, гаражные кооперативы, садоводческие, огороднические и дачные некоммерческие объединения граждан.

По приблизительным подсчётам, на реализацию данного законопроекта (в случае его принятия) потребуется 135 миллиардов рублей. Для государственного бюджета это не столь большая сумма, учитывая уровень трат на другие нужды. Данные льготы гораздо более существенны и могут действительно облегчить жизнь людей, в отличие от сегодняшней ситуации.

Всех детей войны тоже можно разделить на две категории: те, чьи отцы вернулись с фронта, сами растили своих детей, получили льготы, квартиры и всяческие возможности для своей семьи, и те, чьи отцы героически погибли за Родину, чьи дети росли обездоленными и несчастными, чьи матери получали низкую пенсию, и подчас не могли прокормить и обеспечить своих детей.  ZErpE51Qv6I

 

Сегодня мы беседуем с Вотяковой Ниной Петровной, чей отец героически пал в Великой Отечественной войне. Она рассказывает о своём голодном детстве и нелёгкой судьбе девочки, ни разу не видевшей своего отца.

uFearBAPOmU

Семья Коверзневых с тремя старшими детьми

— Нина Петровна, расскажите, чем для Вас стало это страшное слово «война» и как оно повлияло на Вашу жизнь?

— Моя жизнь началась с лишений. В семье Коверзневых я была шестая, самая младшая. Мама ходила мною беременная, когда в 42-ом  папа ушёл на фронт. Он оставил семье мешок муки, гороха и пшена со словами: «Война скоро кончится, и я вернусь. Этого должно хватить до моего прихода». Вскоре пришло извещение, что он пропал без вести, а через некоторое время прислали самую страшную в то время бумагу — похоронку. Я была совсем маленькая и не понимала, почему мама всё время плачет, почему так хочется есть и почему повсюду звучит это слово «Война». В нашем деревенском домике был угол с иконами, мама ставила нас на скамейку и говорила: «Молитесь Боженьке, чтобы это оказалось ошибкой. Молитесь, чтобы тятя вернулся домой».

Как сложилась жизнь Вашей семьи после окончания Войны?

— Когда в мае 45-го прогремела Победа, мы не могли радоваться. С завистью смотрели мы на соседей, чей отец вернулся домой, пусть и потеряв руку. У них был отец, гордость за него и всяческие льготы. Маме лишь поначалу платили грошовое пособие на детей, которого не хватало даже на еду. Братьев в принудительном порядке прямо из школы (5-6 класс) забрали в город учиться в училище и работать на заводе. Соседские же дети с живым отцом-фронтовиком окончили школу и поступили в институт. Получается очень цинично: полноценные семьи получили всё; вернувшиеся с войны отцы, пусть даже инвалиды, продолжали оставаться главами семей, получали и получают льготы, машины, квартиры, смогли дать своим детям достойное образование и помочь устроиться в жизни, а осиротевшим «обезглавленным» семьям и детям остались лишь ком в горле, безутешное горе и пожелтевшая от времени похоронка.

5rQ4U_95KZw

Вотякова Нина Петровна


— Нина Петровна, как в дальнейшем сложилась Ваша судьба?

— Чтобы хоть как-то прокормить себя и помочь семье, окончила курсы швеи и работала в ателье. На полноценную учёбу и желаемое образование не было ни времени, ни возможности. В начале 70-х, уже будучи замужем, мы с мужем купили кооперативную квартиру, которую оплачивали с большими трудностями. Но семейная жизнь не сложилась, и мы с дочкой остались вдвоём. Более-менее существенные льготы вдовам начали давать в 80-е, но мама до них не дожила. Когда уже и мне пришло время оформлять пенсию, в стране начались беспорядки и перебои с работой, в результате чего у меня очень маленькая пенсия.

В День Победы Нина Петровна всегда плачет. Она не ходит на площадь, не смотрит парад и праздничный салют по телевизору. Лишь со слезами на глазах глядит на единственную фотографию отца и теребит в руках ветхую похоронку. А ведь она даже не знает, где похоронен «тятя», куда возложить цветы и где помолиться. Война отняла у неё не всё, но очень многое. И таких «наследников войны», с похожей участью и судьбой, в России миллионы.Так почему никому до них нет дела? 500 рублей к 9 мая – это ли справедливая компенсация всех лишений и утрат, всего пережитого в самое тяжёлое для страны время? Это ли достойная оценка голодному детству без отца, положившего свою жизнь за нашу свободу? 500 рублей к 9 мая – таков размер наследства Детей Войны?

Дочь Нины Петровны, Вотякова Ольга Николаевна, член Российского Союза профессиональных литераторов, посвятила своей маме стихотворение.

Я на четверть пропавшая без вести,

Дед мой сгинул в огне войны,

Поубавившей детям резвости,

И прибавившей лишь вины.

Их у бабушки было пятеро,

А под сердцем – ещё одна.

Роженицу ругали матерно,

Потому что была война.

Сиротою в утробе ставшая,

Молча плакала в яркий май

И уже перестала спрашивать:

«Тятя где?» — поняла сама.

— Вдруг отец ваш давно в Хермании?

— Может, он у вас дизельтир?

Ещё долго ребята ранили

Недобитый войною мир.

Подрастали недружно пятеро,

И шестая – за ними вслед,

Помогали привыкнуть матери

К миру, в коем опоры нет.

До проклятой войны зачатая

И не видевшая отца,

Нинка в дикой малине прятала

Куклу с раною от свинца.

Бинтовала ей тряпкой голову,

И малиновый сок стекал…

А краюшка делилась поровну,

Была кукла жива пока.

А в дожди потерялась бедная –

Утащил за ворота пёс.

От обиды на мир неведомо

Сколько пролито детских слёз.

Было девочке не до шалостей,

К ней с рожденьем пришла беда.

— Милый тятя, найдись, пожалуйста!

Мы не виделись никогда…

___

В День Победы мы с мамой Ниной

Молча плачем, течёт со щёк.

Мать пропала наполовину,

Я – на четверть пока ещё.

И найдёмся ли – мир покажет,

Город в белом цвету уснул.

Замолчал на минуту каждый.

Слушай, Родина, тишину.

Алена Сморчкова

Фото автора

Комментарии к этой публикации отключены.