Simbirsk.city

Эра милосердия: есть ли альтернатива отстрелу безнадзорных собак?

Виктория Чернышева встретилась с активистами группы помощи бездомным собакам Ульяновска, которые знают иные, помимо уничтожения, способы решения наболевшей проблемы.

10На улицах Ульяновска давно идет война — между горожанами и безнадзорными собаками. Боевые действия ведутся вне зависимости от времени года, как на окраинах, так и в жилых микрорайонах. «Стая в самом центре города, страшно ходить», «Власти не в состоянии справиться с дикими собаками», «Когда уже их всех уничтожат», — такие сообщения часто появляются в соцсетях. Власти рапортуют о бюджетных миллионах, выделенных на решение проблемы, однако лучше почему-то не становится.

Между тем, в Ульяновске есть и «партизаны» — горожане, выступающие на стороне собак. Милосердие, доброта, сострадание, сочувствие не менее действенны.

Деньги в карман

Пункт передержки, где содержатся собаки, ожидающие «своих» хозяев», находится на краю дачного общества. Участок огорожен высоким деревянным забором с грозной табличкой у двери: «Осторожно, злая собака». Хотя злых там нет — все откормленные, пролеченные и стерилизованные, жаждущие общения и ласки.

— Жаль не хватило металла на то, чтобы сделать весь забор железным. В прошлом году у нас тут все чуть не сгорело, — вздыхает одна из активисток группы Венера.

На просторном участке, принадлежащем одной из участниц группы, находятся несколько вольер с будками и зимник — небольшое помещение, где постояльцы пункта передержки спасаются от холода и дождя. Точно такой же домик сгорел во время прошлогоднего пожара, вместе с аптечкой, где были лекарства на восемь тысяч рублей. Полыхающее пламя увидела из окна расположенной неподалеку пятиэтажки женщина, у которой был телефон Венеры. Девушка примчалась сюда вместе со своей «коллегой» по группе («практически убили машину, прокололи колесо, но не думали об этом»). Приехали пожарные, помог местный сторож. Собаки по счастливой случайности остались живы — поджигатели выпустили их из вольер, на цепи остался лишь один алабай, к которому «гости» подойти видимо побоялись. Но спасти успели и его.

1В пункт передержки волонтеры приходят каждый день — приносят огромные кастрюли каши с мясом, наливают из колодца воду в миски, осматривают питомцев, которые недавно пережили операцию по стерилизации. Венера, если нет машины, иногда приходит сюда, с тяжелой сумкой, пешком — от ее дома до дач по прямой около трех километров.

— Когда погода хорошая — идти одно удовольствие, особенно обратно, с пустой сумкой. А вот однажды шли в 30-градусный мороз… — улыбается активистка.

Хрупкие девушки, с поддержкой своих родственников, друзей, знакомых, любимых мужчин, по сути делают то, чем должна заниматься власть — спасают горожан от злых бездомных собак.

— Однажды мы подсчитали, сколько могло бы появиться за год на улице щенков, если бы мы не стерилизовали наших питомцев. Это даже не десятки — тысячи. К сожалению, не все понимают, что собаки на улице нужны — они не дают приходить в город лисам, которые, как известно, переносят бешенство, уничтожают крыс. Агрессивные они, как правило, во время гона — именно тогда появляются те самые стаи. Мы стараемся из таких «собачьих свадеб» забирать самку, тогда стая распадается, — рассказывает Наталья Топоркова.

Стерилизация и дальнейший пристрой в добрые руки (а иногда и возвращение в среду, где собака раньше жила, ведь бывают животные, которых любят и подкармливают всем двором) — самый действенный способ справиться с агрессивными бездомными собаками. Если животных просто отстреливать, они будут активнее размножаться. У нас же «правят бал» догхантеры, которые получают за каждое убитое животное определенную сумму (по данным защитников собак, от 600 до тысячи рублей)

— Мы знаем, на каких машинах они передвигаются, стараемся предупреждать тех, у кого во дворах мирно живут прикормленные «шарики». Но успеваем не всегда, — продолжает Наталья.

Догхантеры убивают собак на глазах у детей. В 2010 году на всю страну прогремел позорный случай в поселке Октябрьский, расположенном под Ульяновском, когда собак растреляли дротиками, содержащими запрещенный препарат «Аделин-супер». На животных он действует страшно: вызывает паралич дыхательного центра, из-за чего животное мучительно умирает от удушья, до самого конца находясь в сознании. Это, к сожалению, не исключение: никто не гарантирует, что завтра в ваш двор не приедут «ликвидаторы» и не рассыплют отравленный корм. И, что самое страшное, найдутся и те, кто этому будет радоваться.

Уничтожение бездомных животных — хороший способ без особого труда набить себе карман. За примером далеко ходить не надо: в прошлом году, по данным прокуратуры,  городской комитет дорожного хозяйства, благоустройства и транспорта заключил с одной из местных организацией муниципальный контракт на оказание услуг по отлову безнадзорных животных. Фирме выделили 1,5 миллиона рублей. «Ловцы» предоставили документы, что они отловили 2155 животных, предоставили договор на осмотр собак и кошек — для выявления у них признаков опасных заболеваний и подготовку необходимых доз препаратов. Который, как выяснилось, был заключен с несуществующим лицом. Бюджетные деньги уплыли в карман, проблемой никто не занимался.

В нынешнем году на отлов собак и кошек в регионе планируют потратить более пяти миллионов рублей (из них 1,5 миллиона — в Ульяновске). «Муниципальные службы должны поймать и стерилизовать около 10 тысяч безнадзорных кошек и собак», — сообщается в официальном релизе. Верите ли вы, что так и будет?

В ответе за тех, кого приручили

Добрых людей в Ульяновске много. Есть целая сеть домашних передержек — когда сочувствующие берут, на время, животное к себе, до того, как он найдет «свои» руки. Бывает так, что взятая на время собака или кошка остается навсегда.

— Часто к животным так привыкаешь, что отдать их невозможно. Либо это сложные животные — по характеру или из-за физических недугов. У меня сейчас официально у меня четыре кошки, остальные на передержке. Два животных достаточно сложные: кот плохо видит у него изъян носовой перегородки. И кошка с диафрагмальной грыжей — у нее все органы из брюшной полости смещены под ребра. Чувствует она себя замечательно, даже не догадывается, что она особенная,  но ее нельзя стерилизовать, кушает, ходит в туалет и дышит чаще, чем другие. Так что, думаю, это мои «сокровища», — рассказывает Наталья.

4В последнее время на передержках появляется все больше породистых животных, хозяева которых по разным причинам решили отказаться от питомца. Порой обращаются в группу и в буквальном смысле, шантажируют: «Заберите, а то усыпим». За судьбой пристроенных животных волонтеры стараются следить, однако нет-нет, да и получится так, что на Авито появится объявление о пристрое знакомой собаки. Или, что еще хуже, животное снова оказывается на улице. Бывшие хозяева сетуют на внезапно открывшуюся аллергию у мужа или ребенка.
Вот так и получается, что ругающиеся на стаи на улицах, зачастую эти же стаи и пополняют.

Недавно волонтерам пришлось в срочном порядке пристраивать бывших охранников территории УАЗа: предприятие переформатируется, животные оказались не нужны. 40 овчарок, ротвейлеров, алабаев, кавказцев могли уничтожить. «Хотели расстрелять», — уверяют волонтеры. Всех собак спасли, пристроили. Еще один пример — ненужными стали собаки, охранявшие двор церкви на Верхней террасе (на улице Волжской). Из четырех красавцев непристроенным остался пока один.

Принцип «Мы в ответе за тех, кого приручили», в нашем обществе не в почете. «Кризис, самим есть нечего, а вы о собаках», — самый распространенный ответ.

Но есть и те, у кого болит сердце. Несколько десятков человек ежедневно занимаются поиском средств, лечением, пристроем собак и кошек, найденных на улице. Однажды участники группы выхаживали пострадавшую собаку Беляша, со сложным переломом лапы. На лечение ушло 50 тысяч рублей — благодаря тому, что у Беляша нашелся «спонсор», инкогнито перечислявший на лечение по 10-15 тысяч рублей. Часто с группой делятся сухим кормом заводчики собак. Но бывает и так, что денег нет — клиники стерилизуют и лечат животных в долг, пока волонтеры в срочном порядке объявляют сбор средств.

Ульяновску нужен приют. Где-то с год назад мне просчитали его стоимость — строительство — около двух миллионов рублей и столько же — годовое содержание. Практически столько же, сколько выделяют каждый год «специалистам», которые их попросту прикарманивают.

Каждая бездомная собака — это история жизни маленького существа. Как правило, печальная. Поиграли и выбросили. Еще хуже, когда завели и обнаружили, что животное больное. Усыплять — жалко денег, проще всего — пинком на улицу.

В прошлом году волонтеры поймали шарпея Сему (многие горожане видели симпатичного упитанного пса, бегавшего возле Аквамолла). Оказалось, что он тяжело болен — у него обнаружилась ишемия, болезнь сердца, причем, приобретенные. Сейчас он доживает на передержке — тяжело ходит, с трудом дышит.

А вот у бассет-хаунда Бони история хоть и печальная, но со счастливым концом. Возрастную собаку, с тяжелым заболеванием (при котором от животного исходит сильный неприятный запах) и сложным характером, найденную на улицу, забрала к себе девушка. Позже у Бони обнаружилась еще и онкология, но хозяева готовы выхаживать ее до последнего. А это значит, что собака уйдет на свое «облачко» не в страшных муках в  грязной канаве, а рядом с любящими хозяевами.

Они ведь тоже все понимают и чувствуют. И хотят жить, быть любимыми и любить в ответ.

Помочь бездомным собакам Ульяновска можно перечислив деньги на:

  1. карту Сбербанка 5469690011274967 (Макарова Лидия Александровна);
  2. «голодный телефон» (не для звонков) +7-960-377-84-35;
  3. Qiwi-кошелек 960 375 65 69

Актуальную информацию всегда можно найти на странице сообщества «в контакте».

 Виктория Чернышева

Фото автора

Комментарии к этой публикации отключены.