Simbirsk.city

«Сайлент Хилл» по-ульяновски

Виктория Чернышева о том, есть ли чиновникам дело до чьих-то бед.

Визит в общежитие «Иштекса» — обанкроченной, распотрошенной, заброшенной ныне фабрики, стал для меня откровением. На дворе XXI век, в Гонконге придумали робота-гуманоида, умеющего флиртовать, японский поезд разогнался до 603 километров в час, Google протестировал воздушный интернет. А в нескольких километрах от Ульяновска люди боятся, что рухнут всем этажом в здании полуразрушенной фабрики — в помещениях этажом ниже не осталось перегородок.

«Сайлент Хилл» по-ульяновски

Я слышала мнения, что, мол, вот так живет полгорода — в сталинках, хрущевках и старом фонде в центре Ульяновска. Нет, не так.

Всех, кто хочет сравнить, приглашаю съездить в Ишеевку и почувствовать ужас существования в промышленном здании, отключенном от центрального отопления, холодного и безразличного, собственной кожей. Это настоящий «Сайлент Хилл» — классика фильмов ужасов, где противоречивые чувства сменяются подобно калейдоскопу. Вроде бы надо срочно бежать, но некуда. Вот только в голливудской картине были декорации и актеры, а здесь реальность и обычные, отчаявшиеся, зарабатывающие копейки люди.

В зданиях, подобных тому, что осталось от «Ишткеса», любят зимовать бомжи. Но здесь живут семьи с детьми, пенсионеры. Двухлетний малыш бегает по темному холодному коридору, спотыкаясь о куски осыпавшегося кирпича. Одна из активисток, Таисия Павловна Кагриманян, отдала ишеевской фабрике всю свою жизнь — отработала здесь 45 лет. Взамен получила «удовольствие» отскребать от стен плесень, подклеивать постоянно отваливающиеся обои и вычерпывать воду из коридора. «Снег растаял, крыша дырявая, все к нам».

«Сайлент Хилл» по-ульяновски

Представьте, что в вашем коридоре бегают наглые крысы. Что вы каждый день проходите мимо огромных трещин в стене и полу — таких, что видно нижний, безжизненный этаж давно умершего здания. Что внизу по ночам, в разрушенных раздевалках и душевых для ткачих, где давно нет стекол в окнах и гуляет ветер, кто-то что-то режет автогеном. Допиливает то, что еще не допилили. Что вместо кухни, где когда-то кипела жизнь общежития — на плитах хозяйки варили борщи, а в ваннах, в горячей воде, стирали белье, — теперь огромное помещение, зияющее пустыми окнами, с отрезанными трубами. Что в вашей комнате постоянный, въевшийся во все вещи, удушающий запах сырости, плесень покрывает постельное белье, грибок съедает стены, ползет к иконкам, стоящим в красном углу. Что с потолка капает — чиновники сделали капремонт крыши, но не помогло. Что на 40 живущих в нечеловеческих условиях женщин, стариков, детей — один туалет, с деревянным помостом, покрывающийся зимой льдом.

Люди официально прописаны в полуразрушенном здании. Многие из них приехали в Ишеевку из других регионов — чтобы работать на успешном предприятии. Но теперь большинству из них некуда идти — из 19 комнат общежития фабрики пустуют лишь 7. Кто побогаче, снимает, хотя бы на зиму, комнату в Ишеевке, чтобы не думать каждый день, как и чем согреться. Остальные ютятся на своих 33 (в лучшем случае) квадратных метрах. В 2005 году в здании отрезали центральное отопление — в комнаты провели электрические обогреватели: кусок фольги и электрический провод. «Мы и так платим по 3-4 тысячи только за свет, а с таким обогревом разоримся совсем», — говорят женщины.

«Дом-призрак» принадлежит муниципалитету — сначала администрации Ишеевского городского поселения, а теперь — Ульяновского района. Каждый год, на протяжении уже 10 лет, чиновники придумывают новые способы, как отмахнуться от назойливых и никому не нужных жителей фабрики. Издевательски советуют: «Купите себе ватники и валенки, а вообще дождитесь весны, будет теплее». Отпраивть бы, этих советчиков, с мягких перинок, ночевать на покрытые плесенью кровати, да градусов в 30 мороза. На пару дней, больше они не выдержат. Может быть тогда казенные слова в ответах жителям дома по Новокомбинатовской, 18, превратятся в более человечные? Появится жалость? Пробьет на слезу?

«Сайлент Хилл» по-ульяновски

Равнодушие — вот главная беда нашего общества. Пока беда не коснулась меня, мне нет до нее дела — знакомая позиция? Здание «Иштекса» давно признано аварийным, комнаты в общежитии считаются непригодными для проживания. Но в них проживают! И никто не собирается людей переселять. Потому что некуда, нет денег, нет жилья, не положено по закону. Это общежитие, а потому под действие программы по переселению людей из аварийных домов не подходит. А искать лазейки, выход, возможность помочь людям никому не надо.

В сотнях строящихся в Ульяновске новостроек нет места для жителей «Сайлент Хилла». В бюджете, обремененном расходами на пиар в СМИ и проведение разнообразных форумов, нет денег для детей, которые не могут вылечиться от бронхитов. А вы пытались дышать 24 часа в сутки, 365 дней в году плесенью? Попробуйте!

Честно, даже в аварийном доме по улице Ростовской, 59, про который я не раз писала, трещащем по швам, с капающим с потолка кипятком, условия для жизни лучше.

Мне до слез жалко этих женщин: «Несколько лет назад губернатор дал поручение, что нас переселят. Сказал, что резерв есть, если не в Ишеевке, то в городе. Мы потом ездили в Ульяновск, пытались найти пленку с записью слов Морозова, но нам не дали…». «Проиграли суд, потому что межведомственная комиссия, обследовавшая здание в 2012 году и признавшая его аварийны, оказывается, собралась не в полном составе». «Мы не просим элитных коттеджей, лишь бы было тепло».

«Лишь бы было тепло» — на дворе XXI век…

Волокита затянулась до предела: районные чиновники уже полгода не могут собрать межведомственную комиссию, которая снова должна обследовать здание, где живут люди. Потрясающая по степени бюрократизма выдержка из ответа главы администрации Ульяновского района Маргариты Архиповой: «В настоящее время состав комиссии не утвержден, в связи с тем, что Управление Федеральной службы государственной регистрации и кадастра по Ульяновской области отказывается представить кандидатуру (специалиста) для включения ее в состав комиссии. Администрация направила в Ленинский районный суд исковое заявление об обязании УФРС включить специалиста. Далее положение о межведомственной комиссии будет направлено в прокуратуру для получения антикоррупционного заключения». Если прокуратура даст положительное заключение, будет определена дата и члены комиссии приступят к обследованию здания — «при условии их полной явки».

Суд с УФРС должен был состояться 6 апреля, однако пока от районной администрации жители «Сайлент Хилла» не получили никаких новостей. А зачем?

Я обращаюсь к губернатору Ульяновской области Сергею Ивановичу Морозову с просьбой помочь этим людям. Вы давали обещание их расселить. Они еще надеются на Вас — на днях отправили письмо с уведомлением, чтобы Вы его точно получили, лично в руки. Но это ведь нереально, правда?

Так, как живут эти семьи, жить нельзя. Это позор для региона. И, в первую очередь, для тех, кто попросту наплевал на людей, простых фабричных трудяг.

Виктория Чернышева.

Фото автора

Комментарии к этой публикации отключены.