Simbirsk.city

Владимир Шахрин: Я не чувствую тяжелых времен

Сегодня в Ульяновске выступит легендарная группа «Чайф». Уральские рокеры прибыли к нам с юбилейным туром «Рожденный в Свердловске», приуроченном к 30-летию группы. За день до концерта лидер «Чайфа» Владимир Шахрин встретился с журналистами и рассказал о том, чем ему запомнился Ульяновск и действительно ли сегодня в России плохо жить. 

Владимир Шахрин

Владимир Шахрин

Об Ульяновске

«С Ульяновском связаны достаточно яркие события в жизни нашей группы. В тот момент, когда они происходили, они не всегда были со знаком «плюс», но спустя годы это вспоминается как забавное приключение.

В 1992 году, когда мы делали второй тур «Рока чистой воды», запомнилось, как на стадионе «Труд» во время нашего выступления выключили свет (несмотря на это, группа доиграла выступление при поддержке других музыкантов и самих зрителей — прим. авт.). Так получилось, что с нами были два американца — журналист и сотрудник консульства, молодые люди. Когда это произошло, они были в восторге: «Как это круто, мы такое увидели!».

Второй раз, в 2000 году, был тур «чудо-баржа», как мы его называли. Мы плыли по Волге на барже, оборудованной звуком и светом, подходили в разных городах к берегам и играли. В Ульяновске нам не дали выступить. Так как нам хотелось понять причину отказа, мы попали на планерку, где собралось руководство города. Молодой человек лет 40, в чудовищном галстуке, встал и сказал фразу, которую я запомнил на всю жизнь: «Мы, молодежь города Ульяновска, считаем проведение такого концерта нецелесообразным». Мы спросили: «Почему?». «Будут трупы». Ну как с этим поспоришь?

Но, при этом, здесь живут наши друзья, и многие концерты проходили хорошо. Ульяновск — город контрастов. Он до сих пор таким для меня и остается: город с абсолютным, ярко выраженным лицом, пусть даже и странным, где сочетается и современная жизнь, и бережное отношение к коммунистической идее. Но в этом что-то есть. Он, по крайней мере, отличается от других. Думаю, надо сохранять специфические особенности города, они хороши».

О расколе среди артистов

«Не могу сказать, что среди артистов сегодня есть какой-то раскол. Я не слышал, чтобы друг другу кто-то выдвигал какие-то обвинения. Я, не совсем понимая некоторые выступления Андрея Макаревича, при этом с ним несколько раз после всего случившегося общался, это не мешает нам выпить водочки и говорить про разные другие вещи. Недавно собирались, сидели за одним столом, с нами был Борис Борисович Гребенщиков, мы ни слова не произнесли о политике.
В первый раз я пытался Андрею объяснить ситуацию в городе — он был немного обижен на Екатеринбург (где в октябре прошлого года отменили его концерт — прим. авт.). Ему казалось, что там был какой-то тайный заговор, а я пытался объяснить, что никакого заговора нет, что это абсолютно естественная реакция публики. Да, она была сформирована под определенным информационным давлением, но обижаться на город бесполезно.

У меня нет никакого разделения, что, предположим, есть Саша Скляр, а есть «Океан Эльзы», и у меня к ним кардинально разное отношение. Один считает нужным ездить на Донбасс и играть песни, другой — ездить и выступать перед войсковыми частыми украинской армии. Я думаю, что моя открыто выраженная позиция не изменит ситуацию в лучшую сторону, а будет просто подливанием в топку очередного литра керосина. Думаю, нужно сначала потушить огонь, а потом будет спокойно разбираться».

О кризисе

«Я считаю, что жить на Руси, может быть, нелегко, но очень интересно. И другой себе жизни не желаю. Может быть, сейчас скажу страшную вещь, но лично я не чувствую никаких тяжелых времен.

Моя семья не голодает, тур проходит прекрасно, Ульяновск — 22-й город в нем, и первый, где есть какие-то проблемы с продажей билетов. Прекрасные концерты, люди улыбаются до ушей, транспорт движется, самолеты летают, гостиницы работают.

Если в каком-то магазине не стало омаров, так я этого и не заметил. Наверное, тот кто привык 4 раза в год проводить время в  СПА на европейские курорты, кризис почувствовал. Мы в этом году решили семьей не ездить никуда, я не вижу в этом никакой трагедии. На даче отдохнем.

Трудные времена были 70 лет назад, когда в Ленинграде была блокада.

Вчера после концерта в Казани на первом ряду были несколько колясочников, мужчины — инвалиды. Потом они приехали за кулисы, в гримерке мы общались, разговаривали. У людей рук — ног нет, а они улыбаются, цветут, глаза полны жизни. Так вот всем, у кого «трудные времена», нужно с этими людьми полчасика пообщаться, и потом пусть они спросят — у меня действительно все плохо? Они как таблетка от депрессии, эти люди».

О политике

«Мы за всю свою историю всего два раза играли на политических мероприятиях. В 1996 году, это была кампания в поддержку Ельцина. Мы не были фанатами Бориса Николаевича, но другой вариант был намного хуже. Молодой политик Зюганов, за которым стояла целая армия «шариковых». Они бы сожрали его через 3 месяца, и мы получили бы ад кромешный. Третьего было не дано, так что это было осознано.

И второй раз — когда появились молодые, красивые Борис Немцов, Ирина Хакамада. Мы в них поверили, проехали с ними тур.

Больше ни разу ни на одном политическом мероприятии «Чайф» не выступал. Когда звонят нам, Илья, наш директор сразу думает: ага, бесплатный концерт на улице, а будут какие-то знамена? Будет ли выходить какой-то мэр? Если да, то мы точно не будем там играть».

О песнях

«Написание песен для меня процесс непредсказуемый, неуправляемый.  Я до сих пор не понимаю, как это происходит. Нет такого, что можно вычислить какие-то закономерности, приметы: ага, вот сел белый голубок, значит я наверное про любовь что-то напишу.
Это совершенная стихия — приходит — приходит, нет — значит нет».

 Записала Виктория Чернышева

Фото автора

Комментарии к этой публикации отключены.