Simbirsk.city

Ульяновск & Оренбург: битва за Карамзина

Ульяновские историки и краеведы намерены «отстоять» одного из самых известных наших земляков — Николая Карамзина. За полтора года до знакового юбилея — 250-летия историка государства Российского — под сомнение поставлен важный факт биографии Карамзина — то, что он родился в Симбирской губернии.

О том, что именитый «симбирянин» вовсе таким не является, заявила в своей статье кандидат исторических наук, научный сотрудник лаборатории исторического степеведения Института степи Уральского отделения РАН Елена Мишанина. По ее данным, на свет будущий историограф появился в селе Карамзиха (Преображенское) Оренбургской губернии.

 «Не похожий на башкира»
Ульяновск&Оренбург: битва за Карамзина

Николай Михайлович Карамзин

Споры ученых вокруг места рождения Карамзина не утихают по простой причине: где именно родился Николай Михайлович, документально никак не подтверждено. В своей статье Елена Мишанина напоминает, что метрические книги погибли в пожаре: «Составлялись книги обычно в двух экземплярах. Первый назывался приходским или черновым, второй – консисторским или беловым, так как представлял собой копию, направлявшуюся на хранение в вышестоящее учреждение — в данном случае в Казанскую духовную консисторию, где они также не сохранились. Казань была полностью разорена и сожжена пугачевцами в 1774 году То, что не сожгли повстанцы, уничтожилось огнем позднее».

Данные о том, откуда родом Карамзин, только косвенные. «Оренбургское» происхождение историка в свое время исключил Михаил Дмитриев — критик, поэт, переводчик, мемуарист, племянник друга Николая Михайловича — поэта Ивана Дмитриева. В 1857 году он писал: «Некоторые полагали, что он родился в Оренбургской губернии, но это решительно неверно. Оренбургская деревня, которую считали местом рождения Карамзина, именуется Преображенское, она же и Михайловка, тогда еще не была заселена; тут была в 1765 году степь…».

Елена Мишанина считает, что это утверждение неверно. Она приводит фрагмент карты из атласа Оренбургской губернии, составленного в 1755 году по картам 1752 года, где отчетливо видна деревня. По ее данным, та часть Оренбургской губернии, где находилось имение отца Карамзина, являлось достаточно обжитым районом. А потому автор статьи делает вывод, что Дмитриев ошибался.

Сам Карамзин, напомним, местом своего рождения называл именно Симбирскую губернию. «При отсутствии документов, у историографа имелись, видимо, неизвестные нам мотивы для таких утверждений», — пишет Елена Мишанина.

И приводит свои факты, основанные на данных двух академиков — Императорской академии наук  Петра Пекарского и Петербургской АН Михаила Погодина, которые успели опросить еще живых близких родственников историографа. Одна из свидетельниц — сестра Ивана Дмитриева Наталья рассказала, что Карамзин родился в Оренбургской губернии в «с. Михайловке Преображенское тож» и привела слова своего отца, который «всегда смеялся, говоря своему племяннику: братья твои родились в Оренбургской губернии кругом башкир, и ни один не похож на башкира, а особенно Николай (у которого белизна была необыкновенная), а ты родился около Симбирска и черен как азиатец».

В другую губернию же будущего историографа увезли после смерти матери, вместе с двумя братьями и сестрой, когда ему было четыре года. Детство Карамзина прошло в симбирском имении и самом Симбирске, оказавших на будущего историка огромное влияние. «Но не следует умалять значения в жизни Николая Михайловича нескольких лет, прожитых на оренбургской родине. Он появился на свет в усадьбе одного из первых оренбургских помещиков в очень непростой период в истории губернии. Оренбуржцы по праву могут гордиться своим земляком, а также другими представителями рода Карамзиных, которые оставили в культурной, экономической и общественной жизни губернии заметный след», — пишет Мишанина.

 Ответить на вызов

Громкое заявление взволновало ульяновских историков и краеведов, которые посчитали, что Оренбург может перетянуть на себя статус родины Карамзина.

  • Вопрос этот отнюдь не праздный и очень важный: выдан грант на издание Карамзинской энциклопедии, которая делается сообща с московскими исследователями. И нужно решить вопрос, что же указывать в книге, где именно Николай Михайлович родился, — считает доцент Ульяновского государственного университета Сергей Петров. — Ни друзья, ни родственники никогда не сомневались, что Карамзин родом из Симбирской губернии. Именно наши земляки добивались, чтобы появилась библиотека, названная его именем, чтобы построили памятник. Оренбургская общественность тех времен молчала и никаких вопросов не ставила. Новость о том, что Карамзин «не наш» уже очень громко прозвучала на телеканале «Культура». Нам брошен вызов, и мы должны на него ответить. Хотя любая дискуссия о том, где именно родился тот или иной человек, свидетельствуют только о его значимости.

Директор Карамзинского фонда, руководитель Дворца книги Светлана Нагаткина пояснила, что в министерство искусства и культурной политики региона уже отправлено письмо, в котором отражено мнение ульяновских ученых.

  • Научные сотрудники будут писать свой ответ, у них есть свои данные о том, где родился Карамзин. Есть разные ссылки на документы, слова и его самого, и представителей его семьи. Вообще, разве можно трактовать слова, которые говорил сам историк, о своем месте рождения, как-то иначе? — считает Нагаткина.

Кстати, несколько лет назад ульяновский писатель и краевед Жорес Трофимов выдвинул еще одну версию, где именно появился на свет Карамзин. По его мнению, это родовой дом семейства на Венце, который располагался в районе общежития педуниверситета (долгое время здесь можно было найти остатки фундамента этого дома). Трофимов выступал с идеей восстановить это здание и открыть в нем первый в России музей имени Карамзина.

Празднование 250-летнего юбилея Карамзина поддержано на федеральном уровне. На реализацию ряда проектов ульяновцам выделили и еще выделят средства из региональной и государственной казны. В их числе — ремонт в здании Карамзинской библиотеки, выпуск сборника, создание портала «Карамзин онлайн»… По мнению Сергея Петрова, историограф — «фигура такого масштаба, что торжества должны проходить во всех городах России и Европы, которые он посетил. Хотят оренбуржцы праздновать — пусть празднуют на здоровье. Только не присваивайте себе Карамзина всего».

Виктория Чернышева

Комментарии к этой публикации отключены.