Simbirsk.city

Строить нельзя запретить

Почетный разведчик недр РФ Иван Мирошников рассказывает об оползнях, связанных с ними опасностях и угрозах для центральной и северной части Ульяновска

Стройплощадка, расположенная на перекрестке улиц Железной Дивизии и Минаева, уже несколько лет не дает покоя жителям близлежащих домов, а также беспокоящимся за город общественникам. На небольшом участке, где когда-то торчали сваи недостроенной гостиницы «Интурист», крупная ульяновская компания хочет возвести целый жилой микрорайон. Изначально в проекте были заявлены восемь жилых секций переменной этажности, от 8 до 25 этажей, 2-3-этажная общественная часть и подземный паркинг. Сейчас проект дорабатывается, окончательно он пока не утвержден. Хотя забор по-прежнему стоит, а на паспорте объекта значится 742-квартирный жилой дом.

Люди боятся, что строительство на оползневом склоне может привести к трагедии.

«По словам жителей домов по улицам Минаева, Гончарова, Кирова, 3-го Интернационала, при установке свай на глубину 18 – 20 метров на протяжении 150 метров и дальнейшем проведении масштабных строительных работ их уже совсем не новые дома и находящиеся рядом памятники эпохи и архитектуры могут просто разрушиться. О том, что разрушение соседних домов и перспектива сползания планируемой к постройке громады — не досужие домыслы, свидетельствуют постоянно увеличивающиеся скрепы на домах, расположенных напротив участка», — говорится в петиции против строительства.

За комментариями мы обратились к почетному разведчику недр РФ, главному специалисту ООО «Ульяновскэкспертиза», эксперту, который с 1959 года занимается исследованиями на территории нашего региона, Ивану Петровичу Мирошникову. Он рассказал о нескольких «сложных» местах Симбирской горы.

Иван Петрович Мирошников

Иван Петрович Мирошников

 Улица Минаева, участок от площади 30-летия Победы до перекрестка с улицей Железной Дивизии

«Это место очень непростое. До конца 60-х здесь была одноэтажная застройка. К 100-летию Ленина в наш город привлекли лучшие инженерные и архитектурные силы. Оценки территории того времени и сегодня очень высоки по своему уровню: их делали люди союзного масштаба.

Они сделали странный, на первый взгляд, ход: с северной стороны улицу Минаева застроили, а на южной поставили «легкую» детскую библиотеку, «растянутый» Дворец пионеров и больше ничего. Всю одноэтажную застройку снесли. Почему? Ответ прост: эта часть является оползневым склоном, который исполосован большими древними оврагами, имеющими направление на юго-запад. Один из них начинается с улицы Гончарова, от дома, где раньше располагалось кафе «Минутка», идет в направлении на Главпочтамт  и выходит примерно к детской библиотеке на Минаева.

На «борту» такого же оврага был кинотеатр «Рассвет», что, в конце концов, решило его судьбу. Здание завалилось, затрещало, и его демонтировали. Продолжение оврага можно увидеть на грузовой «восьмерке»: в этом месте дорога постоянно проваливается.

Эти овраги, судя по всему, проходят по трещинам, или разломам Симбирской горы. Это очень опасная штука. Неслучайно специалисты в 1970 году решили построить на склоне только два здания.

Что будет если нагрузить небольшой пятачок земли, возвести на нем целый микрорайон? Я скажу так: вероятность оползня принципиально возможна, и она большая. Если весь этот блок поедет вниз, пострадает на огромном протяжении железная дорога, речной порт, другие сооружения на берегу Волги.

Авторы проекта приходили ко мне, спрашивали, как я отношусь к нему. Я ответил, что строительство на оползневом склоне имеет свои законы, и если их исполнить, то оснований запрещать его нет. Один из этих законов требует просчитать, по определенным линиям, коэффициент устойчивости берега. Позже мне позвонили и сообщили, что все коэффициенты просчитаны, они получились нормальные. Однако здесь есть один нюанс: большую роль имеет субъективный фактор, кто их рассчитывает. Насколько мне известно, в России этим занимаются специалисты из Санкт-Петербурга. Эти данные могут отправить на экспертизу не к нам, а в Саратов, или, предположим, на Камчатку, где эксперты реальной ситуации в Ульяновске не знают. И они могут дать положительное заключение, проект получит одобрение.

Когда-то на этом месте пытались построить гостиницу «Интурист». Я живу рядом, однажды шел на работу, и меня позвали строители: «Иван Петрович, посмотрите!». Между линиями забитых свай образовалась большая трещина. У меня не было времени, и я решил вернуться на стройплощадку вечером, чтобы осмотреть все детально. Но когда шел назад, трещины уже не было — ее засыпали песком. Это лишнее подтверждение того, что место сложное.

Мы не знаем, на какую глубину гора затронута оползнями, как расположены древние разломы. Но в любом случае, этих трещин, оврагов нужно бояться. Важное дополнение: в 1970 году при строительстве Дворца пионеров и библиотеки была заложена мощная система дренажей. Они выводят воду с улицы Минаева и отправляют ее дальше по склону, к Волге. Дренажам уже 45 лет, их ни разу капитально не ремонтировали. Свое они уже практически отработали, работают на износ. Они пока «держат» здания, стоящие на склоне, но что будет в ближайшие годы, когда ресурс будет исчерпан полностью?»

Ultimate Responsive Image Slider Plugin Powered By Weblizar
Район обнажения Милановского (северная часть Ульяновска, улица Любови Шевцовой)

«Даже если нет дождя, но дует восточный ветер — сильный или слабый — у обрыва можно слышать шорох. Это осыпаются черные сланцеватые глины, из которых сложен склон. В год берег, только от одного ветра, продвигается ближе к жилым домам на метр — два. А если учесть воздействие воды, «наступление» еще сильнее. Ни для кого не будет удивительным, если часть берега съедет вниз — если посмотреть с обрыва, можно увидеть многочисленные тела оползней. Так было на протяжении многих лет и будет и дальше. И никто не гарантирует, что берег не оторвет вместе с жилыми домами.

Территорию, расположенную рядом с обнажением, дополнительно нагружать нельзя. Это может закончиться печально. Вообще, на мой взгляд, «хранить» такой опасный объект в городе нельзя. С ним нужно бороться, разрабатывать, придумать механизм, который свел бы его воздействие к минимуму. Но не делать его памятником, который нельзя трогать».

(прим. ред.: Обнажение (разрез) Милановского названо в честь советского геолога, тектониста, стратиграфа, профессора Московского геологоразведочного института, опубликовавшего более 100 научных работ, Евгения Милановского, который описал его в 1940 году. В 1997 году получил статус особо охраняемой природной территории, памятника природы геологического профиля регионального значения. Обнажение представляет собой 30-метровую стенку оползневого срыва, в обнажившихся слоях глины находят раковины моллюсков, возраст которых более 100 миллионов лет).

Ultimate Responsive Image Slider Plugin Powered By Weblizar
Комплекс высотных домов на улице Кирова

«Я делал экспертизу по этим домам и высказывал некоторые опасение. Высотки расположены достаточно далеко от оползневого склона, на расстоянии 200-220 метров. Однако это сооружения, которые стоят на глубоком свайном фундаменте. Он обладает неприятной особенностью: при забивании свай пространство между ними переуплотяется. Подземные воды (а они расположены там на небольшой глубине, в 3-4 метра) вынуждены менять свое направление. Ниже этих домов по склону произошло оползание огородов. Трудно напрямую связать это со строительством высоток, но на мой взгляд, из-за изменения режима грунтовых вод поменялась степень насыщения влагой земли, и оползень произошел там, где его меньше всего ожидали. Если посмотреть с учетом стройки, там он вполне закономерен — ему так «продиктовали» свайные фундаменты.

Угрожает ли что-то этим домам в будущем? Глины, на которых они стоят, надежные. Сваи рассчитаны на свою нагрузку. Но остается одна важная проблема. Предполагалось, что на каждом объекте расположенной рядом областной больницы будет заложен подземный дренаж для отведения воды. Было предложение провести изыскания для строительства общей, с лечебным учреждением, систему дренажа для высоток. Но сделано это не было. Сейчас грунтовые воды выбирают свой путь. В том числе, просачиваются и через цементные сваи. Вода становится все более агрессивной — из-за того, что в нее попадают химические вещества, реагенты, соль с дорог. Они могут размывать цемент, так что все это представляет опасность — как для ленточных фундаментов, так и для свайных».

Ultimate Responsive Image Slider Plugin Powered By Weblizar
Ленинский мемориал

«Тем, кто сделал мемориал, не зря дали Ленинскую премию. Дали ведь не только за архитектуру, но и за весь комплекс в целом. Под Мемцентром находится масштабная дренажная система, которая, опять же, работает без капремонта 45 лет. Но время неумолимо. Помните, раньше на склоне были спуски асфальтовые хорошие, по ним проезжала машина? Сейчас человек пройти не может — все рушится.

Мемориал — очень сложное инженерное сооружение, и дренажная система — один из его важных элементов. Только пока эта система работает, он будет стоять. Если мы забудем про дренаж, рано или поздно будут последствия.

У Мемцентра есть свои особенности. Первый, ближний к Волге, ряд свай делала японская машина. Сделали два ряда. Дальше не успевали по срокам, а потому сваи начали забивать обычными «кустами». Их обвязывали и ставили колонны. Получилось так, что два крайних ряда колонн и весь остальной мемориал воспринимают нагрузку по-разному. Между ними происходит «треск». Если зайти с берега от Волги, модно увидеть, что верхние балки на здании в одном месте проседают. А на земле есть «желоб», который прослеживается по облицовке.

На судьбу мемориала оказывает воздействие еще один фактор. Под улицей Спасской проходит мощный водовод. Старый, 600-миллиметровый, заменили новым, но не убрали. Он до сих пор действует, переполненный. Проходит под мемориалом и выходит на склоне горы, где написано ЛЕНИН. Там, где первая буква Н, однажды вышел родник, которого никогда не было. Там поставили насос, воду сбрасывают в дренажную канаву. Но проблему это не решило. Сваи Мемцентра опираются на очень тонкие пылеватые пески, Подземные воды их вымывают. Плотность грунта уменьшается, образуются просадки, а это также воздействует на здание.

Сколько лет простоит мемориал? Сказать сложно. Мы, увы, не делаем лучше. Весь берег держится межоползневыми гребнями — они как пилоны. На одном гребне стоит филармония, на другом — старая канатная дорога. Но что ни пилон, на нем что-то придумают. Недалеко от канатной дороги поставили фонтан. Но на оползневой склон воду нельзя пускать вообще!

Нам везет, что в течение 50-60 лет в Ульяновске не произошло ни одного крупного оползня. Последний был в 1956 году, на том же самом месте, где был оползень 1915 года, разрушивший аркаду строящегося железнодорожного моста через Волгу.

Берег сейчас разрушается меньше, он «удерживается» бетонными плитами. Хотя и здесь давно назрел капремонт. Отдельные плиты разрушились, съехали, из-за этого получается  противоположный эффект: вода проникает внутрь, дополнительно задерживается, грунт еще больше напитывается водой. Проседают новые плиты.

Судя по всему, наши власти пришли к мнению, что все хорошо. «Какие оползни, где вы их видели? 60 лет ничего не было, и еще 60 лет не будет». Все на это надеются. Но раньше у нас существовала целая система защиты. Была оползневая станция, которая занималась исследованием склонов. Каждый оползень был пронумерован, его судьба отслеживалась. Управление противооползневых работ работало по проектам, которые составляли на основании данных станции. Она имела свою печать, которая могла запретить то или иное строительство.

Сейчас станции нет. Осталось лишь управление, которое в оползнях ничего не понимает, но разбирается в сооружениях. Исследований никто не проводит. Между тем, это дело сложное, долгое, которое нужно обязательно продолжать».

Ultimate Responsive Image Slider Plugin Powered By Weblizar

Беседовала Виктория Чернышева

Фото автора

Комментарии к этой публикации отключены.